Уже на протяжении 10 – 15 лет в западноевропейской и американской архитектуре наблюдается всплеск интереса к орнаментике.

14858851 Бюро Херцог и де Мерон. Здание библиотеки Технического училища в Эберсвальде. 1997.

Перемены в сфере дизайна, происходившие в 1990-е годы и в затронувшие также архитектуру, привели к возобновлению разговоров о новой актуальности орнамента. Обращение к орнаменту и переосмысление его противоречивы: подчиняет ли себе дизайн новые орнаментальные формы, или орнамент есть предельное, финальное выражение мысли дизайнера?

Обсуждение орнаментального порядка вызвало вал публикаций в западной искусствоведческой прессе [1]. Ряд значительных трудов, посвященных это теме, открывается работой профессора Принстонского университета Олега Грабаря [2].

Повсеместное использование орнамента, особенно в древности, подвело Грабаря, исследующего главным образом орнаментальный корпус исламского искусства и архитектуры, к выяснению роли орнамента как своего рода посредника, обязательного для архаики и особым образом сочетающегося с письмом, геометрией, архитектурой и природными формами. Грабарь выделяет четыре соответствующие группы, в которых орнамент по-разному проявляет себя как некий медиатор. Это качество орнамента Грабарь сравнивает с платоновским даймоном; существенно в этом случае, что орнамент обладает неким возможным, но не необходимым количеством связей между объектом искусства, на который он нанесен, и зрителем, заказчиком и даже самим мастером. Орнамент, даже и бессознательно воспринимаемый, транслирует сообщения, знаки, символы в целях обеспечения наилучшего коммуникативного взаимодействия.

Ravensbourne-Design-College Студия FOA, Рейвенсборнский колледж дизайна и коммуникаций. Лондон. 2010

Фаршид Муссави и Майкл Кубо издали книгу «Функционирование орнамента» [3], являющуюся практическим пособием для архитектора, который проектирует орнаментальные ряды. Книга мгновенно начала переводиться.

Самым значительным в работе является не 7-страничное вступление, где представлен беглый обзор орнаментоведческой мысли и размышления практикующего архитектора (Муссави возглавляет архитектурное бюро) о природе орнамента и производимом им эффекте, а детальный последующий разбор наиболее впечатляющих орнаментальных поверхностей в современной архитектуре. Образцы классифицируются в соответствии с воздействием орнамента как формы, структуры, ширмы или поверхности. К примеру, Муссави подробно анализирует то, как создаются орнаментальные панели торгового центра «Джон Льюис»: как должен совпадать рисунок плит, каковы особенности их крепежа, как производится световой эффект.

foa_leicester Студия FOA. Торговый центр «Джон Льюис». Лейчестер. 2008.

John_Lewis_detail Студия FOA. Торговый центр «Джон Льюис». Лейчестер. 2008. Фрагмент фасада

Антуан Пикон, американский орнаментовед, профессор Гарварда в только что опубликованном исследовании [4] настаивает на значительной роли политического и социального факторов в формировании орнамента, утверждая при этом превосходство в возникновении и функционировании орнамента структуры и вторичность декоративного эффекта.

Политика определяет возникновение орнаментального; она включает в себя настроение и статус заказчика, цель постройки здания, общественные ценности, способы их выражения и т.п. Возвращение орнамента Пикон увязывает с новым типом субъективности, берущей начало в технологическом прорыве, прежде всего в компьютеризации.

Hotel-de-Ville-7 Арх. Ж. Нувель, Фр. Фонтэс. Сити Холл в Монпелье, 2011.

26964_l Арх. Ж. Нувель, Фр. Фонтэс. Сити Холл в Монпелье, 2011

Стремительно меняются взаимоотношения между орнаментальной поверхностью и объектом, на которую орнамент наносится. Разговора о структуре здания, его пропорциях, узловых местах, подчеркиваемых орнаментом, оказывается недостаточно. Современная орнаментика уводит в иные качества субъективности, которые описываются такими словами, «сеть», «интерфейс», «аналоговость» и т.п. Пикон замечает, что ни картезианская модель мира как представления, ни ризомирование окружающего пространства по Делезу не схватывают суть происходящего. Цифровая реальность, с ее смещением и смешением категорий действительного, виртуального, воображаемого, задает иные координаты.

Орнамент – зеркало, которое, однако, отражает не то, какие мы есть, а то, какими мы хотим быть. Современный орнамент поднимает проблему самообнаружения, причем не через бегство от сети, а через выявление точек самоидентификации в создании и существовании орнамента виртуальности. Новая орнаментация порождается расщепленным субъектом, вынужденным непрерывно балансировать, перемещаться между цифровыми и нецифровыми мирами. Желание украшать себя, свои тела, объекты – реверанс смещенной чувственности. Эти стратегии орнаментизации реабилитируют человеческое в его самоидентификационных поисках.

Proj07 Студия Евана Дуглиса. Кафе «Чойс маркет». Бруклин. 2010.


 

[1] См., например: Lynn Gr. The Structure of Ornament / Digital Tectonics, Chichester, West Sussex: Wiley-Academy, 2004, pp. 62-68; Levit R. Contemporary «Ornament»: The Return of the Symbolic Repressed // Harvard Design Magazine, 2008, № 28, pp. 70-85; Gleininger A., Vrachliotis G. Pattern: Ornament, Structure and behavior. Basel: Birkhäuser, 2009.

[2] Grabar O. The Mediation of Ornament. – Princeton, NJ, 1992.

[3] Moussavi F.,  Kubo M. The Function of Ornament.  Harvard University, 2006.

[4] Picon A. Ornament: The Politics of Architecture and Subjectivity. Chichester, UK, 2013.