Благодаря недавнему и непонятному мне празднику, в неурочный день открыла свои ворота барахолка на Уделке. Пользуясь свободной минуткой и хорошей погодой, я решил пройтись по театру частной коммерции, где не был с прошлой осени.

2013_06_14_Udelka_1

Дикую торговлю активно вытесняет организованное предпринимательство, которое в состоянии оплачивать герметичный ангар — их появилось огромное количество. Под одним из навесов громоздится антикварная мебель — направляюсь туда. К своему удивлению, обнаруживаю вполне примечательный стульчик Thonet в стиле Jugend. Состояние ужасное, но не безнадежное, если он «дорог вам как память».

2013_06_14_Udelka_2

Нахожу продавца, общающегося с потенциальным покупателем самовара через огромную дыру в нем. Узнаю цену стула – просят 10 000 рублей. Но тут же информируют, что любые предложения принимаются, так как вещь на комиссии, и 10% комиссионных продавец получает вне зависимости от цены сделки. Реставрация обойдется, как минимум, вдвое дороже, что превысит разумную цену, даже без учета закупки.

Возвращаюсь домой, благо живу напротив, проверяю литературу и собственную базу. Не найдя ничего похожего, лезу в Google, и нахожу подобный стул, проданный на датском аукционе за 107 евро при эстимейте в 250. Датский экземпляр явно в лучшем состоянии. И хоть сиденье заменено на фанерное, стул выглядит великолепно и готов к эксплуатации.

2013_06_14_Udelka_3

Беру фотоаппарат и возвращаюсь к продавцу, который не скрывает своей радости по этому поводу. Получаю разрешение сделать пару снимков. Продавец повторяет, что готов выслушать мои предложения, вместо них я предлагаю небольшой ликбез.

Рассказываю, что фирма J&J Kohn безуспешно конкурировала с компанией Thonet с самого начала своего существования, и лишь в самом конце XIX века нашла способ выдвинуться вперед. Компания J&J Kohn стала приглашать архитекторов венского Сецессиона для разработки моделей мебели под их архитектурные проекты, таким образом, имея возможность запускать в массовое производство наиболее удачные эксперименты.

С 1899 года по рекомендации Йозефа Хоффмана компания Kohn принимает на работу нового конструктора и талантливого дизайнера Густава Зигеля, предлагающего гнуть древесину прямоугольного профиля, что более соответствовало новой эстетике Сецессиона. Подобная мебель произвела фурор на выставке 1900 года в Париже. Thonet, не желая отставать, так же перешел на прямоугольное сечение, но все наиболее интересные модели созданы компанией J&J Kohn.

Моя информация вызвала мало интереса у продавца, но укрепила его в мысли, что он обладает невероятной ценностью.

Мой опыт говорит о том, что всегда выгодней работать с профессиональными галереями. Их цены часто ниже цены дилетантов на барахолках, а состояние всегда великолепное, редкая галерея торгует заготовками требующими реставрации. В то время как у дилетантов цена часто зависит от того, встречался ли им когда-нибудь подобный предмет. Если нет, то они считают, что это очень дорогой объект и им в голову не приходит, что может быть это просто недостаток знаний.

Состояние для них так же не является показателем, ведь они никогда не связывались с реставрацией и не представляют, сколько это стоит.

Вот и получается что «дрова» на нашей барахолке стоят вдвое дороже, чем великолепный экземпляр на престижном европейском аукционе.