В эти дни в Вене проходит Cat Video Festival. ART1 поговорил с куратором программы Алексеем Дмитриевым, как из youtube-приколов об усатых-полосатых сделать целый фестиваль.

2013_06_14_Alexei Dmitriev Куратор программы Cat Video Festival Алексей Дмитриев

В детстве Алексей Дмитриев хотел стать археологом, потом — футболистом. В итоге стал преподавателем английского и литературы. Киноискусству не учился, но ради интереса стал организовывать кинофестивали и соучредил компанию Tour de Film, которую полюбовно покинул три года назад. Среди одного из самых интересных продуктов Tour de Film до сих пор вспоминается фестиваль музыкального видео Museek и его киноверсия Rock Museek, проходившие в с 2008-го по 2010-й.

Сейчас Дмитриев — самый показываемый русский режиссер короткого метра. Из молодых да наших он, пожалуй, единственный, кого хорошо знают на Западе. Его фильмы шли на кинофестивалях от Портленда и Тампере до Мельбурна и Каннов. Клип Dubus на музыку группы Zelany Rashoho собрал около двадцати дипломов, почетных упоминаний и прочих приятностей. Среди регалий — первый приз на итальянском фестивале Abstracta, третий приз на британском Walthamstow, включение в список важнейших работ на Белградском фестивале альтернативного кино и видео, номинация на приз за лучший саунд-дизайн на шеффилдском No Limits Film Festival. Последнее его кино Hermeneutics сделано на материале Второй мировой войны: на трехминутный фильм, побывавший в конкурсе 75 фестивалей, ушло полгода работы. В то же время, в России об Алексее почти ничего не знают, а местные официальные институции не выделили на его труды ни копейки. Как говорит он сам, может и к лучшему.

Между серьезными занятиями, Дмитриев ввязывается и в более забавные темы. Оказавшись в Вене, он включился в Cat Video Festival, в котором он курирует часть программы. В названии никакого подвоха: фестиваль целиком и полностью посвящен фильмам и клипам об усатых полосатых.

Макс Хаген. Вы сейчас в России почти не появляетесь, все больше ездите по зарубежным мероприятиям. Что там интересного происходит?

Алексей Дмитриев. Много чего происходит, но в России об этом, к сожалению, не знают и не пишут. К короткому метру, экспериментальному кино, expanded cinema — в общем, ко всему, что не является полнометражным игровым фильмом — отношение здесь как минимум пренебрежительное. Поэтому, зачастую, ни российские зрители, ни критики понятия не имеют об этих жанрах. Именно поэтому появление какого-нибудь Вирасетакула воспринимается как явление Христа народу. Хотя если посмотреть программы главных международных короткометражных фестивалей за последние десять лет, например Vila do Conde, сразу становится понятно, откуда у него ноги растут.

М.Х. Какие перспективы у петербургского фестиваля MUSEEK? Мне до сих пор вопросы задают…

А.Д. MUSEEK сейчас мертв, но у меня тоже люди постоянно спрашивают, что с ним. Причем, чаще за границей. Но пока не найдем бюджет и не определимся с детальной концепцией — фестиваля не будет.

М.Х. Почему режиссер, который делает достаточно серьезные фестивальные штуки, вдруг предался кошачьим развлечениям?

А.Д. Я люблю котиков. Часто захожу на YouTube и часами умиляюсь тому, что они вытворяют. Так что когда директор Vienna Independent Shorts предложил мне собрать программу для фестиваля кошачьего видео, я не раздумывая согласился. «Серьезные» режиссеры и художники слишком часто относятся к себе и к тому, что они делают, с чрезмерным пафосом. Мне кажется, это глупо. Можно днем создавать инсталляции для MOMA или Центра Помпиду, а вечером идти в караоке — одно другому не мешает. Я бы не сказал, что кошачьи видео это какой-то низкий жанр. Это, скорее, комедия. К тому же, здесь я выступаю как куратор, а не режиссер, что позволяет мне все еще оставаться «серьезным» художником.

М.Х. Насколько легко было в Австрии организовать такой фест и как удалось подцепить спонсором Kitekat?

А.Д. В самой организации фестиваля я участия не принимал. Но как мне рассказали, все получилось достаточно быстро и просто. На Kitekat вышли организаторы, и консервные ребята сразу согласились быть спонсорами. Cat Video Festival проходит в формате открытого показа в самом большом парке Вены. В России такое событие без собственных финансовых затрат, городской или государственной поддержки, практически невозможно. Особенно если учесть тот короткий срок, за который был организован фестиваль. Да и общее отношение к культуре и ее поддержка здесь вызывают зависть и уважение.

М.Х. Чем объяснить популярность кошачьх видео?

А.Д. С кинематографической точки зрения, любые животные и дети — шикарный материал для документации: они непредсказуемы и милы. Как кошки, в итоге, победили детей — тайна за семью печатями, но среди животных в интернете они абсолютные фавориты.

М.Х. Насколько вообще кошачью тему можно раскопать, если подходить к ней с точки зрения кино? Ведь в обычном понимании — это приколы из YouTube. Как из них можно сделать целый фестиваль?

А.Д. Когда мне предложили сделать программу — у меня было две идеи: серьезные фильмы про кошек, либо CATastrophes. Выбрал вторую, ибо доступнее. Но если задаться вопросом и потратить час-другой на поиски достойного кино с кошками, то количество и качество найденного приятно удивит. Только в коротком метре сразу приходят на ум фильмы Криса Маркера, Чемы Гарсии Ибарры, Скота Старка, Дмитрия Пригова. Но, к сожалению, подобные вещи на мероприятии нашего формата показывать очень тяжело — зритель не усидит. А вот составить программу для показа в кинотеатре — реально, и мы уже думаем подобном фестивале в следующем году.

М.Х. Что происходит в программе CATastrophes, которую вы делаете?

А.Д. CATastrophes — это подборка YouTube роликов, где или происходит что-то драматичное, или кошки просто ведут себя как сволочи. Жанр очень популярный, но для фестиваля я старался найти либо совсем новые видео, либо очень редкие. Ну, и как же не порадовать австрийцев нашими отечественными котами!

М.Х. Ваш собственный фаворит?

А.Д. Сложный выбор... Как будто у меня в руках мешок с котятами и я должен выбрать одного, а остальных — утопить. Я остановлюсь на Gizmo and the Hazel Nut. Кот никого не трогает, сидит себе в коробке, не шалит, но как только хозяйка отдает коту приказ — глупая затея! — Гизмо сразу проявляет характер, хоть и делает вид, что он дурачок.

М.Х. Какова роль котиков в вашей лично жизни?

А.Д. Я родился в 1986 году, и для моего поколения котики заменили героин. Это не опиум для народа, а антидепрессант.