Возмущение произошло там, где, казалось бы, никто и не ожидал. Поводом для острого конфликта между защитниками традиций и сторонниками обновления послужили реформы, которые планирует в цирке на Фонтанке новый худрук, известный мим Вячеслав Полунин.

2013_06_17_zloba circus

В начале года решением Минкульта должности директора и художественного руководителя были разведены, причиной этому послужили выявленные в ходе проверки нарушения: в частности, говорилось про «запущенное состояние здания одного из старейших цирков России, жалобы зрителей на качество программ». Пост художественного руководителя без конкурса получил Вячеслав Полунин. Тогда же он объявил о своих планах: «теперь интересно искать более широко - новый цирк, новое кабаре, визуальный и уличный театр, сегодняшний карнавал, то есть всю современную культуру праздника. Думаю, что на базе цирка такой поиск не только уместен, но и необходим».

Реакцией на его назначение среди «цирковых» стало сдержанное опасение, в основном оно касалось различия специфики сцены и арены, театра и манежа. И вот, не прошло и полгода, противники «асисяя» прибегли к испытанным средствам борьбы, - 14 июня обнародовано обращение к президенту Путину. Письмо подписал главный администратор цирка и более ста сотрудников. Эмоциональный стиль письма - взволнованность, перемешанная с хорошо знакомой советской риторикой, что в результате выглядит как поклеп. Например, инициативы Полунина описываются так: «В его планах уже нет манежа, вместо него – сцена. В зале столики, кресла. В выставочном зале циркового музея – ресторан. Хочется спросить, что Санкт-Петербургу уже не нужен цирк? Не нужно учреждение культуры, которое вот уже 135 лет радует горожан, гостей города, их детей прекрасным, самобытным искусством? Что вместо цирка будет кабаре, кафе-шантан? В кабаре будем водить детей? А ведь цирк - это первое в жизни ребенка, зрелищное учреждение, в котором он знакомится с культурой и искусством города, страны в которой он родился и живет». Есть и обвинения в растрате средств и неуважении к коллективу. В общем, все как обычно - «консерваторы» против «новаторов». В завершение нарисованной ими картины авторы письма предлагают переизбрать руководство и вернуться к модели совмещения двух главных должностей в «цирке Чинезелли».

Плюс ко всему, Полунин пошел навстречу зоозащитникам, и принял от "Центра защиты прав животных “Вита”" петицию против цирковых номеров с животными. С этим категорически не согласны Европейская Цирковая Ассоциация и ее президент: «Мы думаем, что это будет огромная потеря для цирковой культуры, а также для жителей Санкт-Петербурга, если в престижном цирке на Фонтанке не будет больше животных». О том же письмо из «Уголка дедушки Дурова», его интонация немного другая: «Массированные атаки защитников окружающей среды делают свое дело – формируется неверное представление о положении зверей в наших цирках. В связи с этим нам хочется напомнить, что в советском и российском цирке всегда существовала высокая культура дрессуры, и отдельные случаи жестокого обращения с животными не могут быть отражением общей картины». Полунин парировал следующими словами: "Концепция репертуара Петербургского цирка не изменяется, а только расширяется. Сейчас у нас три главных направления в формировании репертуара: сохранение всего лучшего в традициях русского цирка (включая выступления с животными), создание новых современных программ и показ лучших достижений мирового цирка".

Полунин отвечает всем критикам спокойно и его, пусть и общие, слова звучат примирительно: «И это не вопрос, нужен ли старый цирк. Конечно, нужен. Но для того, чтобы сохранить лучшие его традиции. Однако помимо сохранения этих традиций , нужен активный поиск нового, чтобы цирк мог вернуть себе и ту часть публики, которая его покинула. Наш цирк переживает именно такой момент: кто-то сумеет найти свое место в новой ситуации, кто-то останется в плену своих заблуждений. Соединение традиций с поиском новых идей - это единственный путь , способный вернуть русскому цирку достойное его место на мировой арене».

Между тем, на форуме сайта артистов цирка бушуют страсти. Многие из пишущих там - совершенно искренние противники любых экспериментов в цирке. Для них нет ничего страшнее, чем «Цирк дю Солей», к чему, как они полагают, и стремится Полунин. Конфликт не закончен, и результаты обращения циркачей к первому лицу государства пока что не известны.