Фестиваль кино Швеции. Санкт-Петербург, Дом кино, 1 - 6 июня 2013.

GTAFI "Симон и дубы". Режиссер Лиза Олин.

В программу Фестиваля шведского киновошло шесть картин, выпущенных за последние несколько лет и снискавших успех на национальных конкурсах. Пока Голливуд штампует блокбастеры, а российский артхаус продолжает разбираться в себе и искать найденную было новую волну, шведское кино растет и крепнет. В результате чего получаются добротные жанровые фильмы, не всегда сильные, но неизменно искренние и прекраснодушные.

Фестиваль открылся картиной «Симон и дубы» (режиссер Лиза Олин) – неспешной драмой про детство и взросление, семейные взаимоотношения и расовую неприязнь, войну и мир. Главный герой фильма Симон меняется на глазах у зрителя: из ребенка, считавшего облака в тени дубов и мечтавшего о дальних далях, он вырастает в чуткого и эмоционального юношу, несмотря на запрет отца-слесаря занимается музыкой и дружит с мальчиком-евреем в самый разгар предвоенных настроений. Он переживает первые семейные скандалы и дружеские ссоры, романтические разочарования и боль утраты. При желании в «Симоне и дубах» можно обнаружить что-то от бергмановского наследия – это и попытка размашистого почерка, и тема детства, и пристальное внимание к деталям и воспоминаниям. Но почерк периодически оказывается мелковат, а когда главный герой берется искать своих настоящих родителей, действие едва ли не скатывается в мелодраму.

В целом создается впечатление, что шведское кино очень старается понравиться зрителю и обращается с ним как с другом: рассказывает откровенные истории без обиняков, трогает до слез и подбадривает безобидной шуткой, если тот начал слишком уж расстраиваться. Порой такая заботливость создает ощущение полной изолированности от реального мира, и примерно на третьем фильме начинает закрадываться мысль, что рассказанное – не совсем правда. Герои фильма «В тысячу раз сильнее» (режиссер Петер Шильдт), ученики обычной шведской школы, на фоне свежевыкрашенных персиковых стен и аккуратных шкафчиков устраивают войну полов – комичную и задорную, с танцами и музыкой. Герой комедии «В космосе чувств не бывает» (режиссер Андреас Ёманн) 18-летний Симон, страдающий синдромом Аспергера, живет строго по расписанию, не сбиваясь ни на минуту, ест тако по вторникам и пиццу по четвергам и периодически прячется в ящике, точнее – космическом корабле, – чем выводит из себя старшего брата. Привычный распорядок в корне меняется, когда брата со словами «ищи себе другую дуру» бросает девушка. «Дура» находится – правда, не для брата, а для самого Симона. Импульсивная героиня врывается в его жизнь внезапно, ломая к чертям все расписание, постепенно меняя его мировоззрение, да так задорно, что в финале можно быть уверенным: этих двоих ждет интересная жизнь, полная приключений.

Общий оптимистичный тон разбавляет драма «Себбе» (режиссер Бабак Наджафи). Подросток Себбе живет с матерью-алкоголичкой, страдает от издевательств в школе и собирает из наполовину ржавых деталей мопед. Мир к нему предательски беспощаден и несправедлив, и единственный эпизод, в котором Себбе говорит с ним «на ты» – это когда он прижимает к себе еще теплый труп собаки, только что сбитой поездом, и на секунду чувствует себя не таким одиноким. В финале Себбе таки уезжает из родного дома в неизвестном направлении, так что и здесь зрителю есть на что надеяться.

Большинство фильмов фестиваля так или иначе затрагивают тему детства и взросления. Здесь даже вполне зрелым людям свойственен инфантилизм. Мисс Кикки из одноименного фильма (режиссер Хакон Лью) в одну минуту принимает сумасбродное решение отправиться с сыном в гости к тайваньскому любовнику (разумеется, женатому), а герой картины «До Антиба в один конец» (режиссер Ричард Хоберт) старичок Джордж, находясь одной ногой в могиле, пьет опасные таблетки, шутит с молоденькой прислугой и едет к первой любви во Францию, попутно обводя вокруг пальца двух своих взрослых и алчных до наследства детей.

Фокусируя внимание зрителей на теме детства, авторы представленных на фестивале фильмов бьют точно в цель: аудитория сопереживает и детям, и инфантильным взрослым героям с особой остротой. Еще большая степень доверительности достигается благодаря названиям фильмов – почти все они заключают в себе имена главных героев, как будто это наши старые знакомые, чья судьба априори не может быть безразлична. Прогнозы авторов на их счет полны оптимизма, и после каждого просмотра остается уверенность или хотя бы надежда на то, что все эти люди будут жить долго и счастливо, смешно шутить и совершать наивные поступки. И даже умирать они будут красиво, в глубокой старости, на живописных берегах шведских рек. А то, что всё это далеко от реальности, не имеет абсолютно никакого значения.