Григорий Симонов - мастер архитектуры авангарда. Выставка к 120-летию архитектора. Дом архитектора, 17 июня - 1 июля 2013.

p1010435 Дом политкаторжан. Фото: Павел Герасименко

Григорий Симонов принадлежит к тем архитекторам 1920 — 30-х годов, кто сделал наш город памятником конструктивистской архитектуры. Он автор почти сотни ленинградских зданий, и его заслуги Союз архитекторов мог бы давно отметить самостоятельно. Однако выставка к 120-ой годовщине Симонова сделана усилиями молодого петербургского архитектора Александра Стругача — одного из создателей блога, а затем и сайта sovarch, так что небольшая экспозиция стала логичным продолжением онлайн-популяризации советской архитектуры. При скромных возможностях, авторы выставки пытались как могли следовать сложившейся стилистике архитектурных экспозиций: планшеты, макеты, видео, увеличенные архивные фотографии. Постройки нанесены на карту города, их фотографии сделаны известным художником Владиславом Ефимовым в 2008 году для путеводителя по конструктивистской архитектуре Ленинграда. Выставлены увеличенные фотокарточки из семейного архива, вставленные в лайтбоксы, копии архитектурной графики и рисунков 1930-х годов из фондов Музея истории города, и три макета — Дома политкаторжан на площади Революции (Троицкой), расположенного неподалеку на Каменноостровском проспекте Транспортного института, и пожарной части на Лесном проспекте.

Как известно, архитектуру лучше всего снимать ранним утром: безлюдность и рассеянный свет вместе дают редкую сейчас возможность передать ее выразительность, и особенно это относится к конструктивизму. По холодноватым, сдержанным по цвету фотографиям Ефимова, еще больше, чем по планам, макетам, и снимкам времен постройки зданий видно, как идут этой архитектуре разреженность и геометричность пространства. Если оказаться в треугольнике внутреннего двора, который образуют дома Батенинского жилмассива, его композиционная ясность и сейчас прочитывается глазом.

p1030448 Батенинский жилмассив. Фото: Павел Герасименко

Симонов — один из лидеров ленинградской архитектурной школы, в это время отмеченной крупнейшими именами: Никольский, Гегелло, Левинсон, Демков. Ансамбль Тракторной улицы создан тремя выдающимися архитекторами: Григорием Симоновым, Александром Гегелло, Александром Никольским. Но в отличие от соавторов, в зодчестве Симонова трудно выделить «опус магнум» - разве что школу на улице Ткачей. Работая вместе с учениками, он строил жилые дома и жилмассивы. Архитектор отвечал на потребности времени — возникновение невероятно длинных, вытянутых жилых домов в Батенинском и Щемиловском жилмассивах, позже получивших народное название «колбаса», было вызвано не столько художественными, сколько экономическими причинами: такое соотношение длины и толщины стен уменьшало теплоотдачу. Даже из такой чисто конструктивной задачи архитектор нашел выход, с артистическим изяществом разбив монотонную плоскость членением стены на «лопатки» и закругленным объемом с башенкой посередине.

Выставки сосредоточилась на конструктивистских постройках, между тем, Симонов ответственен и за неоклассический облик квартала двух-трехэтажных домов Нарвской заставы постройки 1926-27 годов, - их легко представить декорациями для метафизической живописи в духе Де Кирико. Из всех построенных под руководством Симонова жилмассивов в самом плохом состоянии Кондратьевский — его расселяют с 2011 года и в 2012 пытались лишить охранного статуса.

В предвоенные годы архитектор все больше связывает свою работу с Москвой. «Конструктивистский Симонов», автор жилмассивов, остался целиком в Ленинграде. В Москве он больше, чем строящий архитектор, - сперва становится чиновником (председатель Комитета по делам архитектуры при Совмине СССР), а затем преподавателем (доцент Архитектурно-строительного института). Такой поворот судьбы характерен в это время для многих бывших конструктивистов. До сих пор трудно однозначно определить, как соотносились политические репрессии против конструктивизма с ощущением исчерпанности художественных возможностей авангарда, что происходило не только в архитектуре.

Симонов прожил долгую жизнь, и жаль, что им не были написаны или же не опубликованы мемуары, потому что при взгляде на на некоторые фотографии из архива семьи архитектора на выставке можно почувствовать, сколько всего еще осталось за кадром.