В последнее время нас часто упрекают в том, что мы стали мало работать с фотографией.

2013_06_25_Savina kolonka Юрий Молодковец. Из проекта "Птицы", 2013.

Наша галерея предпочитает работать с традиционными медиа – например, с живописью, - и все из тех же соображений экономической целесообразности. Мы отдаем себе вполне трезвый отчет в том, что большая часть тех, кто покупает искусство, находятся в начале своего пути, и сложносочиненные вещи не понимают, - ну или понимают, но не готовы применить их к себе. Но при этом, по понятным причинам, нам бы не хотелось остаться исключительно в поле живописных исканий – во-первых это скучно, во-вторых, непреодолимое желание поделиться увиденным накрывает обычно от совершенно неожиданных вещей – а это непреодолимое желание и есть главный двигатель культурного прогресса.

А потом, как оно обычно бывает? Сделаешь что-нибудь невыразимо прекрасное, после пошевелишь бюджетами и думаешь так по-хармсовски: ох ты, блин, что ж я сделала-то? И чтобы потом не затыкать космоса черные дыры, приходится сильно думать заранее.

Вот, например в последнее время нас часто упрекают в том, что мы стали мало работать с фотографией. Лично я особенно болезненно переживаю эти упреки, потому что сама начинала с фотогалереи и этот вид искусства люблю нежно. Но позволить себе проводить больше одной-двух выставок в год мы, к сожалению, не можем. И это несмотря на страшную популярность искусства фотографии: на моей памяти, только один проект перебил у нас по посещаемости фотовыставки, но у него было броское название «Говно», и в нем принимали участие двадцать шесть человек.

С чем связан этот страшный интерес к фотовыставкам – я не очень понимаю. Единственная более или менее разумная мысль, которая по этому поводу приходит мне в голову, – такова история внутренней видовой конкуренции. Поскольку иметь мыльницу сейчас вообще не тренди – по качеству исполнения ее вполне заменяет любой смартфон, большая часть людей с симптомом фиксации действительности уже обзавелась зеркалками, обучилась в мало-мальских фотошколах и теперь насматривают материал, сравнивая себя и экспонента. Потому что главный вопрос, который задает себе любой производитель визуальных рядов – почему это не я вишу здесь в красивых рамках?

Опять же, у фотографии есть замечательное качество. Даже при условии всеобщего тяготения, скажем, к абстракции, фотобэкграунд всегда будет более или менее реальным. Приятно, что в рамках актуального дискурса соблюдается хотя бы идея доступности нарратива.

В Петербурге практически нет проблем с контентом фотовыставок. Петербургская школа, вся такая черно-белая и такая преимущественно сконцентрированная на ручной печати, в двухтысячных продолжала развиваться по той же комфортной клубной системе, в рамках которой она сформировалась в семидесятые. Это совершенно петербургская традиция, основанная, видимо на особенностях локального менталитета. Да, скучновато, но в большинстве случаев безошибочно красиво. Есть ландшафтная фотография «как Китаев», есть девчонки в драных колготках на черных лестницах «под Мохорева», есть любители концептуально пошалить «под Чежина», есть довольно обширная музейная школа «под Молодковца», есть лирика цветных пятен «а la Конрадт».

Но увы, продать это в условиях вялого местного рынка невероятно сложно. У меня есть ощущение, что у самих фотографов это получается гораздо бодрее, тем более, что многие страшно демпингуют, не давая галерее возможности компенсировать затраты на проведение выставки. Поэтому фотографией приходится манкировать. Позволять себе немногое. Перенаправлять. Да о чем говорить, если в Петербурге до сих пор нет ни одной компании, которая бы делала пластификацию и нормально накатывала бы на дибонд. По производству мы позади планеты всей. И решить эту проблему в рамках одной небольшой, хоть и активной галереи не в наших силах. Путь Калигулы, объявившего войну Посейдону, нам пока не поднять, простите.