Тихоокеанский рубеж. Режиссер Гильермо Дель Торо. США, 2013

В недалеком будущем на человечество обрушивается нашествие инопланетных монстров. Как ни странно, чудовища приходят не из космоса, а поднимаются из морских глубин. В Тихом океане открылся портал в другое измерение, из которого так и лезут кайдзю. Для борьбы с морскими гадами объединенное человечество выдумывает егерей, гигантских роботов, способных противостоять пришельцам. До поры все идет хорошо, егеря патрулируют побережье, предупреждая атаки кайдзю. Проблемы начинаются, когда человечество, ведомое политиками, решает сэкономить и списывает егерей со службы. Место роботов занимает гигантская стена, которая разлетается в щепки при первом же нападении. В итоге к 2025 году у Земли остается последний оплот в виде интернациональной группы егерей под командованием маршала Стэкера Пентекоста (Идрис Эльба).

Между вторжением кайдзю и планом маршала проходит едва ли десять минут экранного времени. Дель Торо прокручивает вводные на перемотке, чтобы быстрее ввести зрителя в фантастические обстоятельства истории. Он не прячет визуальные козыри, а сразу предъявляет их зрителю. Этого, в общем-то, и ждешь от Дель Торо, главного выдумщика современного Голливуда. В один его проект умещается на порядок больше оригинальных монстров, чем в любой другой фильм.

Проблема Дель Торо, если можно так выразиться, в том, что его талант имеет камерный характер. «Лабиринт Фавна», раздутый до масштабов летнего блокбастера с бюджетом 180 миллионов долларов, обречен на провал. «Тихоокеанский рубеж» — это дичь, предназначенная поклонникам режиссера. Кто еще сегодня смог бы реанимировать водно-инопланетных гадов из японских токусацу? Единственный удачный пример подобного импорта — Годзилла. Но чтобы предъявить американскому зрителю его пришлось трансформировать до неузнаваемости. Дель Торо же наоборот подчеркивает источники своего вдохновения хотя бы тем, что сохраняет японский сленг.

Впрочем, в «Тихоокеанском рубеже» есть и вполне традиционная линия. Протокольный герой Райли Беккет (Чарли Ханнэм) олицетворяет порядочного американского парня, который может и за себя постоять, и отечество защитить. Типаж Ханнэма – это такой усредненный блондин вроде Ченнинга Татума, только с драками вместо танцев. Чтобы не вышло слишком патриотично, Дель Торо определяет Беккету в напарники неуравновешенную японку Мако Мори (Ринко Кикути). Их взаимоотношения – одна из главных ветвей сюжета.

Из прочих откровений кастинга стоит отметить Идриса Эльбу в роли маршала Пенетекоста. Эльба выдающийся, но не слишком известный актер, главным достижением которого можно считать роль Стрингера Белла в сериале «Прослушка». В «Рубеже» ему накладывают конвенциональную для американской военщины щетку усов и, кажется, он стал первым черным, наделенным подобным атрибутом. Конечно, не обошлось и без Рона Перлмана, он играет торговца органами кайдзю, Ганнибала Чоу. Последний оплот человечества, к слову, существует на деньги от нелегальной продажи афродизиаков из костей морских чудовищ.

Предсказуемый провал «Тихоокеанского рубежа» может завершить историю крупнобюжетных проектов Дель Торо. Вероятно, это последний шанс поразглядывать лучшее из мира монстров в формате IMAX. Возможность посмотреть на футуристический ночной Гонконг, вдохновленный «Бегущим по лезвию». Или увидеть лавку торговца инопланетными органами на экране размером с дом. «Тихоокеанский рубеж» — это непозволительная роскошь, отклонение от канонов прагматичного летнего жанра. Кайдзю — странный зверь, в кино эта диковина оказывается редко и пропустить ее явление никак нельзя.