Стало известно, что новую очередь фондохранилища Эрмитажа в Старой Деревне построит Рем Колхас. На сайте архитектурного бюро Рема Колхаса OMA проекта пока нет, так что рассуждать о нем можно, в основном, гипотетически. Что ж, чем рассуждения более безответственны, тем они приятнее.

koolhas_01 Несмотря на то, что официально проект еще не опубликован, на сайте skyscrapercity.com уже появились его фотографии, сделанные на градсовете

Результат попадания стеклянного куба в дикий стародеревенский пейзаж можно предсказать с не большей точностью, чем ранее неизвестную химическую реакцию. Как ни странно, если бы Колхас строил в центре Петербурга, то делать прогнозы было бы проще. Тогда речь шла бы об игре контрастов, или, наоборот, о создании новых публичных пространств в ограниченных рамках.

Рем Колхас не нуждается в представлении даже консервативным в отношении архитектуры петербуржцам. У нас он участвовал, довольно безуспешно, в нескольких конкурсах, в том числе на офис Газпрома и Новую Голландию. Потерпел неудачу с проектом реконструкции Главного штаба, несравнимо более интересным и цельным чем тот, что реализует «Студия 44». В Москве OMA сейчас строит культурный центр «Гараж» в парке Горького. В начале 2000-х годов «Дом Музыки» Колхаса в Порто стал главной достопримечательностью маленького городка. Самая заметная из его построек в мире на сегодняшний день, пожалуй – это небоскреб CCTV в Пекине. Про последний Рем Колхас сказал, что иногда одно задние может изменить ландшафт целого города.

koolhas_02

В этом, по большому счету, и заключается интрига с его проектом в Старой Деревне. Интересен не столько объект сам по себе как произведение архитектуры, хотя и он тоже, сколько его способность улучшить неблагополучную городскую среду хотя бы в радиусе одного километра. Сделать это будет сложнее, чем в случае с Китаем и Португалией. В Пекине названный автором эффект мог быть достигнут только с учетом большого масштаба постройки. Порто и вовсе нерелевантный пример: там речь идет о небольшом небогатом городе со старым центром. Этот перечень можно продолжать, так и не найдя на карте построек Колхаса ничего, схожего со Старой Деревней.

dscf0306

Окрестности одноименной станции метро сконцентрировали в себе все недостатки как советского, так и постсоветского городского планирования, в том числе и его отсутствия. В не столь отдаленном прошлом на этом участке был пустырь, разрезанный железной дорогой. Сейчас вокруг станции метро расплодились торговые центры, призванные обеспечивать местных жителей товарами разной степени необходимости и примитивным досугом. Через дорогу от будущего нового здания Эрмитажа находится автозаправка.

dscf0339

Корпус Эрмитажа у Старой Деревни мало затрагивает сложившуюся ситуацию, будучи в ней скорее одиноким островом, инородным вторжением, почти не взаимодействующим с окружающим миром. Причины очевидны: сама архитектура здания малоинтересна, попасть внутрь пока можно, только записавшись на экскурсию, никакой внятной физической связи с фондохранилищем, вроде аккуратных подъездов и подходов, не существует.

dscf0310

Рем Колхас, само собой, об урбанистической составляющей проекта думал много. Сама идея прозрачного куба предполагает взаимопроникновение здания и города, по меньшей мере, на визуальном уровне. Кроме того, архитектор предлагает соединить два корпуса торговым мостом через железную дорогу, доступным для любых пешеходов, а не только для посетителей Эрмитажа. Наконец, новые помещения будут выполнять сразу две общественные функции: музея и библиотеки.

dscf0301

Однако, сводить вопрос о преображении местности к техническим факторам было бы ошибкой. Предположение, что мир спасет красота, по отношению к архитектуре скорее верно, чем нет. Очень многое зависит от того, насколько новые здания будут хороши в трудноуловимом в случае с современной архитектурой эстетическом отношении. Если угодно – хватит ли им обаяния, чтобы стать центром притяжения внимания в столь суровом контексте.

dscf0316

Пока проект полноценно не опубликован, рано делать выводы. Но даже без проекта очевидно, что Рем Колхас в Старой Деревне – ситуация, в любом случае, выигрышная. Терять здесь попросту нечего, а приобрести можно даже больше, чем обновленный ландшафт одного из микрорайонов. Новые корпуса Эрмитажа — не только первый проект Рема Колхаса в Петербурге, имеющий шансы на реализацию, но и вообще первый подобный проект европейского архитектора такого уровня. Если он окажется в разных отношениях удачным, вся дискуссия об архитектуре в Петербурге может принять принципиально новый вектор.

dscf0307

В некотором смысле, революция уже произошла. «Давайте доверимся выдающемуся архитектору современности», — сказал бывший глава КГА Юрий Митюрев во время заседания градсовета. Чтобы описать Колхаса как архитектора слова «выдающийся» явно недостаточно. Но думали ли мы, что когда-нибудь услышим это от Юрия Константиновича?