На Новгородской улице в Петербурге появился жилой комплекс «Александрия», построенный по проекту «звездного архитектора Рикардо Бофилла». Так, во всяком случае, сказано на сайте девелопера проекта — компании RBI. На страничке дома даже имеется фотография испанского зодчего и краткое перечисление его заслуг. Правда, в куда более подробном интернет-портфолио бюро Бофилла Taller de Architectura жилого комплекса «Александрия» найти не удалось.

mg_0024

Дом стоит, проекта нет — как-то это не стыкуется. Дело, вероятно, в том, что элитный ЖК «Александрия» хоть и обладает приметами стиля Бофилла, но не в той степени, чтобы выставлять его на всеобщее обозрение. Впрочем, некоторым утешением для доверчивой петербургской элиты может послужить то, что подобная нестыковка произошла и с московским проектом мастера — «Смоленский пассаж» тоже вон тоже стоит без проекта.

mg_0076-edit

То, что Бофилл скрытничает, внушает некоторые опасения. Все-таки мастерской архитектора еще предстоит реализовать два проекта для Петербурга — жилой комплекс «Смольный», который должен появиться по соседству с «Александрией» на Синопской набережной и конгресс-центр «Константиновский» в Стрельне. Пока что их можно найти на сайте мастерской Taller de Architectura. Очень не хотелось бы, чтобы и они также бесследно исчезли оттуда после реализации.

Но вернемся к приметам, которые в здании все-таки присутствуют.

Дом вытянулся на участке между Новгородской и улицей Красного текстильщика. Основной двенадцатиэтажный объем задвинут вглубь участка. Со стороны улиц блоки поменьше, в девять этажей. Идея пригласить работать с таким участком именно Бофилла кажется не слишком удачной. Девелопер стремится выжать из дорогой земли максимум, следовательно форма здания будет синонимична форме участка. Так вот, лепить на кривую полоску земли дом с колоннами как-то несуразно — ордер даже в упрощенном виде все-таки предполагает ясность объемов. Поэтому оценивать местную интерпретацию идей испанского архитектора лучше всего со стороны Новгородской улицы. На нее выходит наиболее репрезентативный девятиэтажный блок.

mg_0138

Три нижних этажа отведены под общественные функции. Жаль, что переплеты окон и остекление нижних этажей выполнены с помощью стеклопакетов. Пять верхних — жилые, они членены пилястрами и четырьмя полуколоннами, которые образуют портик. Во фризе скрыт еще один этаж, окошки, которого чередуются с триглифами, заменяя, таким образом, метопы. Что дает возможность просвещенным жильцам верхнего этажа отлично повеселиться, изображая сцены из амазономахии. Ордер полуколонн представляет собой нечто упрощенное, массивное, близкое нашим 1930-м. При этом здание оштукатурено в светлых тонах, а колонны украшены праздничными золотыми ободками, что ближе уже послевоенной сталинской архитектуре.

mg_0191

«Александрия» как раз соседствует с представителями обеих эпох. По Новгородской улице это праздничный дом Игоря Фомина, а со стороны Красного текстильщика — мрачный жилмассив архитектора Михаила Кунцмана. И это соседство не в пользу испанца. Дом Фомина строился как часть «охтинской прорезки», группы из шести зданий, чье парадное настроение оформляет проезд к Синопской набережной и далее в светлое будущее.

mg_0200

Дом Кунцмана попросту в разы более выразителен. Мрачный, с провалами лоджий и мощной прямоугольной аркой, он точно схватывает дух эпохи.

mg_0094

Сравнение мотивов архитектуры Бофилла с его отечественными предтечами наводит на размышление. Обаяние современных постклассических проектов мастера во многом состоит в том, что для западноевропейской архитектуры колонны и ордер олицетворяют некий художественный жест. Вроде как нельзя приделать к многоквартирному дому колонны, а по Бофиллу выходит, что можно. Однако для Петербурга этот жест сам по себе ничего не стоит. У нас и без Бофилла лепят колонны куда ни попадя. Опять же, наследие классики, в том числе советской, в разы превышает то, что можно найти в Европе. В Петербурге для реализации идей Бофилла существует немало самых разных контекстов. Но для того, чтобы не потеряться среди всего этого богатства, мастеру придутся приложить значительно больше усилий.