«Портрет президента кисти Виталия Пономарева будет продан на Русском Императорском Бале в честь 400-летия династии Романовых, который пройдет в Ницце», - сообщает газета «Метро», приводя в качестве иллюстрации и сам портрет. На нем президент изображен крупным планом, с мечтательным взглядом и доброй полуулыбкой. Картинка мала и невнятна - складывается впечатление, что это просто заключенная в багет фотография. Однако перед нами произведение современного придворного искусства – его официальный статус  удостоверен автографом самого В.В. Путина.

0 Диего Веласкес. Портрет Филиппа IV, 1624 - 1627;
Антонис Ван Дейк. Портрет Карла I, 1635.

Когда-то, в эпоху абсолютных монархий, парадный портрет был вполне релевантным жанром. С ним связаны некоторые из самых выдающихся достижений в искусстве XVI – XVII века. Придворными художниками были и Веласкес, и Ван Дейк, и Шарль Лебрен. Литература не отставала от живописи, глорифицируя сильных мира сего – иногда прямо, а иногда прибегая к прозрачным иносказаниям. «Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды!», - писал Гаврила Романович Державин, имея в виду императрицу Екатерину Вторую.

В буржуазно-демократическую эпоху и одическая поэзия, и парадный портрет все больше смещаются в область «художественного быта» (выражение Тынянова). Живопись продержалась дольше, чем литература: последние важные для истории искусства парадные портреты писал Жан-Огюст-Доминик Энгр, современник Делакруа, Курбе и фотографии. Хотя и у Энгра портрет Наполеона заметно уступает портрету издателя Бертена - хозяина жизни новейшего времени. К концу же XIX века жанр окончательно деградирует до статуса Салона. Продвинутое искусство, если и обращается к нему, то с целями сатирическими, как Ханс Хааке с его портретами Тэтчер и Рейгана или Эрик Булатов с портретом Брежнева. Аффирмативные функцию взял на себя потомок Салона – кич.

Последний, конечно, тоже неоднороден. Официальное, по сути кичевое, искусство авторитарных режимов, воскресивших и парадный портрет, и хвалебную оду, было монументально, мастеровито и вообще не лишено художественных достоинств  (может быть, и мы скоро дождемся чего-то похожего – дело, как будто, идет к тому). Но современный «буржуазно-демократический» официоз тяготеет к художественной самодеятельности. Это царство личной инициативы (со стороны художника) и личного вкуса (со стороны заказчика). Их союз производит на свет уродцев, страдающих разными курьезными отклонениями.

Однако если мы бросим взгляд в сторону так называемого «высокого», модернистского искусства, то обнаружим там нечто очень похожее – те же самые отклонения, но только намеренные, тот же кич, но помещенный в соответствующий контекст. Ничто не мешает нам и современный любительский официоз мысленно перенести в тот же самый контекст: представить статую Церетели рядом с «Розовой пантерой» Кунса, Глазунова – с Иммендорфом, а Никоса Сафронова – ну, предположим, с Синди Шерман. Предлагаемый ниже визуальный ряд упростит задачу. Саундтрек прилагается.

1 Зураб Церетели. Портрет В.В. Путина. 2004;
Джефф Кунс. Розовая пантера. 1988;
Портрет В.В. Путина. Производство предприятия "Софрино" (автор неизвестен).

2 Никас Сафронов. Портрет Путина (по мотивам "Портрета Франциска I" Жана Клуэ), 2005;
Синди Шерман. Без названия, № 224 (по мотивам "Больного Вакха" Караваджо);
Ольга Тобрелутс. Портрет Леонардо ДиКаприо (по мотивам "Святого Себастьяна" Антонелло Да Мессина).

4 В. Дерюгин. Официальный портрет В.В. Путина;
Ханс Хааке. Портрет Маргарет Тэтчер, 1983 - 1984.

Андрей Манджос. Президент России Владимир Путин (мозаика), 2004; Синди Шерман. Без названия, № 316, 1995. Андрей Манджос. Президент России Владимир Путин (мозаика), 2004;
Синди Шерман. Без названия, № 316, 1995.

Толибджон Курбанханов. Песни о В.В. Путине