"РеГенерация: фотографы завтрашнего дня сегодня". "Росфото",  9 июля — 11 августа 2013.

Давид Фаврод. Без названия. Из серии "Гайдзин". 2009. Давид Фаврод. Без названия. Из серии "Гайдзин". 2009.

В государственном центре РОСФОТО работает выставка «Регенерация». На ней собраны работы начинающих фотографов – студентов фотошкол или недавних выпускников – из США, Швейцарии, Франции, Великобритании, Швеции, Ливана и других стран.

Выставка довольно масштабная, и смотреть ее не так уж легко: на двух этажах центра развешено около 80 работ – по две-три от одного фотографа. И каждая фотография – часть какого-то проекта, и у каждого проекта – своя тема, так что периодически кажется, что разрываешься на части. Главное, что успеваешь ухватить в этой полифонии – проблема поиска себя, собственного языка и видения. Не относясь пока еще к какому бы то ни было течению, не увешанные ярлыками, эти фотографы отдаются поиску с азартом, но при этом очень осторожно – как прилежные ученики, с учетом всех вызубренных правил и, время от времени, с оглядкой на больших мастеров – например, Джефа Уолла или Энди Уорхола.

Накопленный багаж наблюдений за миром воплощается в ладные и порой наивные проекты. Например, Элиза Ларвего из Швейцарии фотографировала тележки уличных торговцев, пытаясь показать, что вне своего привычного окружения объекты выглядят совсем иначе. Деисторизацией устоявшихся за много веков понятий занимается Бенджамин Бекер (Сербия). Он отделяет памятники от привычных ландшафтов, в связи с чем теряется ощущение величия монументов и вспоминается Энтони Гормли, снимавщий античные скульптуры Эрмитажа с постаментов.

med_14-elisa-larvego 2007-jpg Элиза Ларвего. Из серии "Мобильные скульптуры". 2007.

Смотреть остраненно, глазами художника, а не обывателя, можно не только на предметы, но и на судьбы людей. Андреа Стар Риз из США сделала проект о бомжах, в течение нескольких лет живущих в железнодорожном тоннеле, а Дженнифер Осборн (Канада) следила за жизнью молодой бразильянки Мишель, которая похищала туристов и то и дело попадала за это в тюрьму. Барбора и Радим Журек из Чехии искали сходства между голливудскими звездами вроде Скарлетт Йохансон и Кристофера Уокена с обычными подростками из спальных районов. Нечто большее, чем сосредоточенную документацию чужой жизни и внешности, осуществляет Лина Эль Яфи из Швеции: бытовые снимки с чьей-то свадьбы или с летнего пляжного отдыха она перемежает с глуповатыми дневниковыми записями (вроде: «Воскресенье, 7 июня 2003 года. На пароме из Дании в Германию по дороге на Майорку. Женщина в билетной кассе спросила меня, почему я не захотела полететь на Майорку, ведь это быстрее и дешевле») и короткими сводками о политических событиях в мире, произошедших примерно в то же время («20 марта 2003. США начали бомбить Ирак»).

Вслед за Джефом Уоллом, известным мастерским конструированием сцен из жизни, вопрос о зыбкости реальности поднимает Николь Робсон из Австралии. На первый взгляд может показаться, что на ее снимках изображены скучные бытовые сцены из жизни обычных людей, и только из комментариев к фотографиям можно узнать, что люди на снимках – актеры и модели, а уютные квартиры с пестрыми обоями и мягкими диванами – всего лишь умело изготовленные декорации. Мир предстает полностью виртуальным на фотографиях серии «Ночь» британца Ричарда Колкера. Люди сидят в придорожных кафе, читают газеты и заправляют автомобили, и взгляд вроде бы ничто не приковывает, пока не присмотришься и не заметишь, что все изображение – компьютерная графика и ни один миллиметр снимка не является реальным.

Николь Робсон. Соблюдение приличий. 2009. Николь Робсон. Соблюдение приличий. 2009.

Попытка разобраться в собственной сущности предпринимается в проекте Джорджа Оде – уроженца Ливана и жителя США. Сталкиваясь одновременно со строгим укладом жизни ливанской семьи и своеобразием американского гей-сообщества, он переносит двоякое восприятие мира на снимки, в которых рассматривает проблему мужественности в патриархальной семье под непривычным углом. Отчаянным утверждением своей сути вопреки всему занят фотограф Давид Фаврод. В родной Швейцарии его считают японцем, в Азии – чужаком, а он несмотря ни на что продолжает создавать пропитанные духом Японии пейзажи с миниатюрными деревьями и полупрозрачными листьями.

Для большинства фотографов это первые большие проекты, и они с равным интересом рассматривают бомжей и собственных родных, уличные тележки и заброшенные здания, чужие свадебные снимки и обшарпанные стены больниц. Все они скрупулезно «изучают вопрос», нанизывая одно за другим доказательства, чтобы вышла складная картина. Первые уроки выучены – хорошо или не очень, – но у многих они так и останутся самыми честными.