Компьютерная музыка в российском искусстве — пока еще белое пятно. В Петербурге на этом поле уже почти десять лет работает некоммерческое объединение CNMRG (Computer and New Music Research Group). Юрий Дидевич, один из его идеологов и создателей, осенью открывает Школу музыкальной информатики. ART1 он рассказал о своей цифровой секте, оркестре лэптопов и трансгуманизме.

2013_08_05_Didevich Юрий Дидевич

О CNMR

CNMRG образовалась в 2004 году. Сначала как группа людей, имеющих схожие интересы. Познакомились в Про Арте на курсах («Музыка и технологии. Акусматика и интерактивность» – прим. А.М.), которые просуществовали всего два года, но сделали, в общем-то, большое дело. Практически все, кто туда ходил, уже занимались музыкой, причем разного уровня персонажи были — кто рок играл, кто попсу, авангард какой-то: вот такое переплетение образовалось. И с самого начала были люди, которые обеспечивали уклон в сторону академической электроники. Поэтому название такое придумали – исследовательская группа компьютерной и новой музыки.

Мы ведем отчасти сектантскую политику. Это нужно для того, чтобы не стать мэйнстримом. Абсолютно неинтересно заниматься тем же, чем все: диджеинг, виджеинг, так называемое генеративное искусство на базе 4V – увольте. Как говорится, кто сдает продукт вторичный, тот питается отлично. Я не против технологий, я против того, что мы получаем в результате. Хочется видеть осмысленное художественное высказывание, а его нет.

Перформанс, подготовленный CNMRG и студентами Вагановского училища

О школе музыкальной информатики

Школа музыкальной информатики специально имеет немного вычурное название. В России вообще отношение к компьютерной музыке такое: это музыка, которая из компьютера звучит. Или какие-то ди-джеи с ноутбуками – это вот компьютерная музыка. Ничего подобного! Компьютерная музыка – это наука о связи музыки и информатики. Если стоит вопрос выбора между программированием и какой-то аналоговой вещью, то мы выберем первое.

Отличие этой школы в том, что здесь будет нацеленность на результат. На выходе люди получат возможность осуществить какие-то свои проекты, съездить в ближайшие зарубежные университеты. Человеку, который собрался куда-то поступать, школа даст хороший теоретический базис плюс отличное портфолио.

Про оркестр лэптопов

Идею сетевого взаимодействия мы уже опробовали, сейчас стоит задача сделать из этого законченный проект. Импровизация не должна быть спонтанной. Мы разумные существа и должны сразу делать умную музыку. Оркестр лэптопов — ни в коем случае не калька с оркестра традиционного, в котором инструменты заменены на ноутбуки. Это качественно другой оркестр и в нем будут исполняться другие произведения, с использованием многоканальности и визуализацией. Это довольно сложная задача. На базе нашей школы мы сделаем оркестр лэптопов, в котором все желающие смогут остаться на постоянной основе.

Выступление оркестра лэптопов

О музыке, сочиненной компьютером

Казалось бы, такая безделушка – автоматическое сочинение музыки машиной, а на самом деле здесь заложены серьезные идеи. Если машина начинает сочинять музыку, то это уже зачатки искусственного интеллекта. Сейчас Глеб Рогозинский и Евгений Черный разрабатывают эту тему, технологию мы показывали в ночь музеев (проект Wintermuse – прим.А.М.). Я примерно тем же самым занимаюсь. Это дико интересно, когда ты понимаешь, что тебе не просто автоматически балалайка начинает подыгрывать, а когда она дает качественную музыку, которую ты никогда не додумаешься придумать.

Есть такой музыкальный профессор Дэвид Коуп (David Cope), почти неизвестный в России. Это один из самых серьезных людей в алгоритмической музыке, человек-монстр. Он создал программу Emi (Experiments In Musical Intelligence), которая анализирует нотные тексты, на их основе создавая собственные произведения. И не отличить — сочинил ли эту музыку а-ля Моцарт сам композитор или машина.

Вообще, я не вижу разницы между моими нотами на бумаге и не моими нотами на бумаге: если есть красота, то она есть. Мы можем сосуществовать — нет никакой разницы между музыкой «искусственной» и написанной человеком. Человек для цифровой музыки лишь отправная точка, а дальше машина сама создаст свои формы искусства. И какие они будут — неизвестно.

Дэвид Коуп демонстрирует, как работает его программа

О пользе компьютерной музыки 

Как возникла идея компьютерной музыки? Первые компьютеры представляли собой огромные ламповые гробы – надо было их как-то контролировать. Чтобы определить, какой блок зависает, ставили обычный динамик. При нормальном функционировании было слышно, что он воспроизводит разные ноты, но как только он начинал играть одну и ту же — значит, пора перезагружать.

Разработки, сделанные в рамках исследования компьютерной музыки, используются в оборонной промышленности. Они основаны на математических алгоритмах распознавания звуков. К примеру, едет броневик, в котором установлено несколько микрофонов. Они фиксируют, откуда раздался огонь и компьютер автоматически вычисляет позицию, автоматически наводит пушку и автоматически стреляет. По аналогичной схеме в Штатах работает система автоматического оповещения полиции — она показывает, в какой точке локализован звук выстрела, и полиция туда сразу выезжает.

О цифровом искусстве

Цифровое искусство как часть новых медиа вобрало в себя все предыдущие формы искусства, оцифровало их и теперь может погружаться в ранее недостижимые области. Цифровой художник ни в коем случае не отвергает предыдущий культурный опыт, просто теперь он может достичь молекулярного уровня, разложить искусство до элементарных частиц и создать что-то новое с помощью алгоритмов. Машина может сделать то, до чего бы ты сам как биологическая единица никогда не додумался. Именно в этом направлении дальше все будет развиваться.

Я сторонник расширения себя через электронику. В этом я вижу смысл своей деятельности: улучшить себя. Я сторонник идеи трансгуманизма — человек-машинного взаимодействия. Нужно, чтобы человек и машина научились слышать друг друга, и вместе они могли создать нечто уникальное. Будущее музыки — это поставка уникального контента для конкретного человека. Машина сможет считывать твой культурный код и выдавать тебе нечто соответствующее.

Аудиоинсталляция RGB в лофт-проекте «Этажи»

Об инновациях

Из телевизора льются потоки дичи: какие-то люди говорят, что они занимаются инновациями. Я сам никогда не употребляю такого слова. Нужно быть гением, чтобы создать что-то действительно новое. Современное цифровое искусство междисциплинарно, это соединение кубиков, которые раньше уже существовали. Заслуга художника в том, что он понял, как их соединить.

Государство не понимает, зачем нужна компьютерная музыка, и не хочет даже думать об этом. И ничего, что почти все, куда ни ткни – телефоны, комплектующие компьютеров, кодеки – проходит по ведомству компьютерной музыки, а некоторые ее наработки стали промышленными и успешно коммерциализировались. Возьмите тот же секвенсор — люди на этом огромные деньги зарабатывают.

Запись перформанса Let's imagine that a man has a shape of a ball

О борьбе с пиратством

Музыка как товар девальвировалась. Раньше музыку можно было продавать как мешок овса, а теперь это не работает. Существовать по прежним правилам индустрия уже не будет, вот и нашли крайнего — оказывается, во всех бедах виноваты торрент-трекеры. Это обычная борьба между новым и старым. И ретроградство — это попытка вернуться в темные века. Неважно, что там чума-холера, главное — там вроде бы было тепло и хорошо. Вот это и есть идея современных борцов с пиратством.

10 августа в пространстве «Тайга» покажут Digital Expressions – документальное кино о цифровом искусстве в России и художниках, работающих в этой области. Перед фильмом с лекцией выступит Юрий Дидевич.