"Рай: надежда" (Paradies: Hoffnung). Режиссер Ульрих Зайдль. Сценарий: Вероника Франц, Ульрих Зайдль. В ролях: Верена Лебауэр, Вивиан Бартщ, Йозеф Лоренц, Йоханна Шмид, Майкл Томас, Мелани Ленц, Райнер Луттенбергер, Ханнес А. Пендль. Австрия, Германия, 2013.

paradies-hoffnung_03-_c_-ulrich-seidl-filmproduktion

Тереза из первой части трилогии Зайдля («Рай: любовь») предается в Кении обесценивающим человека «купи-продай»-удовольствиям, а Мария из второй («Рай: вера») демонстрирует смешанные чувства к богу. Тем временем толстая девочка Мелани, дочь Терезы и племянница Марии,  отправляется в лагерь для таких же, как она, полных детей. На месте ее ждут типичные лагерные, обычно не зависящие от весовой категории поселенцев, унизительные хоровые кричалки (если счастлив и доволен, шлепни жир), грубые утренние подъемы, издевательства вожатых-тренеров под видом насаждения дисциплины; но также и социализация: разговоры о сексе с новой опытной подругой, игра в бутылочку и неуклюжее подростковое пьянство. И, как водится, первая любовь – впрочем, в этом варианте, скорее, поиск недостающего отца: объятие – единственный физический контакт, который нужен Мелани от пожилого подтянутого лагерного доктора, чьего внимания она настойчиво добивается.

Во время просмотра фильмов Зайдля редкий зритель не морщится и не отворачивается при виде обнаженного тела, которое выглядит абсолютно не так, как должно бы в соответствии с навязанными стандартами красоты. Различные способы подавление личности через тело, которому она принадлежит, и является темой этих картин. В «Надежде» это – авторитарные взрослые и их воспитательные методы, кажущиеся со стороны бессмысленным глумлением. Они уже настолько привычны детям, что досаждают не сильнее, чем укус комара – то ли еще будет. Помимо того, старшая подруга, которая рано или поздно появляется в жизни каждой девочки-подростка, толстая ли она или худая, обязательно научит «правильно» выглядеть, да и вообще всему-всему научит: наверняка и у нее самой в свое время была такая же: бесконечная цепочка женщин, ломающих друг другу психику.

Несмотря на свойственную режиссеру практически документальную демонстрацию физической и моральной неприглядности общества, в завершающей части он не позволяет себе достичь фатальной стадии, которая присутствовала в первых двух фильмах. Как педофильская линия, вопреки ожиданиям, не приводит ни к чему непоправимому, так и остальные события пока что оставляют пресловутую надежду на лучший исход – ведь столько лет еще впереди. Но, исходя из горькой иронии в названиях всех трех фильмов, легко понять, что надежды нет – равно как нет ни любви, ни веры.

Трейлер к фильму