Под давлением (Blood pressure). Режиссер: Шон Гэррити. В ролях: Джейк Эпштейн, Джуда Кац, Йонас Черник, Кара Вутен, Кристиан Бруун, Кэтрин Дишер, Мишель Жиру, Татьяна Маслани, Энтони Юлк. Канада, 2012

wall

Николь (Мишель Жиру) 40 лет: у нее муж, двое относительно взрослых детей и стабильная работа в аптеке – стандартное «женское счастье». Муж не обращает внимания, дети используют как личного водителя и повара, начальство придирается из-за ерунды. Сама женщина и ее личность не интересуют практически никого, разве что коллегу, с которой они болтают о том о сем; да и та скоро должна выйти на пенсию. Накануне своего дня рождения Николь получает художественно оформленное письмо, неизвестный автор которого рассыпается в дифирамбах, показывает знание натуры Николь и предлагает продолжить общение. Используя предложенный анонимом условный сигнал, Николь демонстрирует согласие, и к следующим посланиям, помимо комплиментов, прилагаются подарки в виде оплаченного похода в салон красоты, сеанса массажа и уроков стрельбы. Затем начинаются шпионские задания со слежкой и подслушиванием; и скучная жизнь домохозяйки, кажется, приобретает остроту и смысл.

bangbang

В фильме, в котором нет погонь и приключений, режиссеру удается практически на ровном месте создать атмосферу психологического триллера. Очень медленно разматывающийся клубок ровного, тягучего действия, тем не менее, захватывает, заставляет волноваться и с нетерпением ждать развязки. В которой окажется, что Шон Гэррити использует свои приемчики только для того, чтобы дать понять: фея-крестная, будь то женщина с волшебной палочкой или таинственный спецагент – это выдумки для детей. Возможно, затем, чтобы зритель обратил внимание на действительно важный и жизненный аспект картины. Семья и ведение хозяйства традиционно считаются истинным предназначением женщины, ее усилия по поддержанию быта не ценятся, а сама она воспринимается как обслуга.

Именно поэтому любая, пусть даже сомнительная возможность освободиться от рутины кажется ей спасительным глотком свежего воздуха. Причина финальных слез героини неясна: тоска ли это по новообретенному и потерянному другу или «здравствуй» возвращению к прежней унылой жизни – в любом случае, стоит оглядеться вокруг на тот случай, если кто-нибудь рядом плачет.