Новый адрес возможно громкого градозащитного скандала.

dscf0740

Кажется, в скором времени может разгореться новый градозащитный скандал. Адрес звучит внушительно — Шпалерная улица, 51. Имеется в виду вовсе не постройка 1970-х в стиле советского брутализма, нынешний бизнес-центр «Таврический». За ним находятся четыре или пять одноэтажных корпусов неизвестного архитектора, которые датируются приблизительно концом XVIII – началом XIX века, и они запланированы под снос. Дома имеют три адреса, и именование их по Шпалерной, к которой они расположены торцом, может сыграть роль в будущих медийных битвах, - так возникает впечатление, что рушат что-то важное на большой петербургской улице.

Между тем, только два из параллельно расположенных корпусов выходят на красные линии Кавалергардской улицы и Ставропольского переулка, но и они не способны сыграть никакой градостроительной роли. Вполне возможно, что мы имеем дело с последними остатками так называемых «Аракчеевских казарм». Постройки слободы полка Конной гвардии, существовавшей здесь с конца XVIII века, не дожили до нашего времени. Здания по четной стороне Шпалерной улицы сносились в конце 1920-х ради жилмассива работников Водоканала, в свою очередь уничтоженного новейшей застройкой — на их месте теперь многоэтажный жилой комплекс. Остальные казарменные корпуса были снесены в конце 1970-х годов, там были построены здания в характерном для этого района «стиле обкома партии». Оставшиеся пять корпусов в советское время занимало некое ЛНПО «Океанприбор».

Сейчас градозащитники громко называют их «историческими зданиями». Введенный в массовый обиход в последние годы термин «историческое здание» очень удобен, потому что размывает само понятие истории, а вслед за ним - и ее чувство. Слова «историческое здание» теперь не описывают ничего: из них нельзя понять, когда, а следовательно в каком архитектурном стиле, здание построено, и чем оно ценно. «Исторический» используется как эвфемизм для «старого»: никаких других функций, кроме как наводить священный трепет на профанов, термин не несет. Здесь перед нами как раз пример такого "исторического здания", не обладающего ни исторической, ни архитектурной ценностью.

dscf0762

Конечно, как всегда в подобных случаях, проблема разделяется на социальную и собственно архитектурную части. Можно понять жителей соседних домов, не желающих видеть стройку у себя под боком, опасающихся шума и вибрации, а после — и изменившегося вида из окон.

Вплотную к обсуждаемым «казармам» расположено здание, о состоянии и судьбе которого стоило бы печься гораздо больше. Конструктивистский дом, построенный во второй половине 1930-х годов, образует по Тверской улице квартал целиком. Один из домов "социалистического Ленинграда" полностью в петербургской традиции отличается двором-курдонером и небольшими, совершенно буржуазными, балкончиками. Как и многие дома того времени, он пережил блокаду, перестраивался после войны, так как по проекту не имел ванных комнат, и сложен не из лучшего кирпича, а местами вообще из шлакоблоков. На взгляд ART1, в этом здании гораздо больше «исторического», истории в самом непосредственном понимании, чем вид нескольких невзрачных сараев.