Программа фестиваля «Этномеханика», учитывая год Голландии в России, в этом году сосредоточилась на проектах из Нидерландов. Картина получилась невероятно разнообразной — от политизированной бас-музыки от брехтовского фолк-панка.

2013_09_10_Skip&Die

Skip&Die

Проект невероятной мощи, хит фестивалей этого года. Катарина Эме Дамс, она же Cata.Pirata, родилась в ЮАР, жила в Аргентине, Великобритании, на Ибице и Азорских островах. Но когда поселилась в Амстердаме, от художника/куратора/журналиста пришла к статусу музыканта и решила записать альбом на основе материала родной страны. Ее соратником стал продюсер Йори Коллиньон, участник группы Nobody Beats The Drum. Вместе они объездили Южную Африку, придумывали тексты на множестве языков от африкаанс до португальского, сотрудничали с местными рэперами, экспериментаторами и этническими коллективами. В их студию заглядывали выступавшие на последнем «Стереолете» Amsterdam Klezmer Band. Потому Riots in the Jungle получился настолько разнообразным — тут и политречевки с приветом M.I.A, и рейв-кумбия, и акустический антигимн капитализму. На концерте Skip&Die можно услышать как электронику, так и ситар, саз и перкуссию.

The Ex

Главный панк-коллектив Голландии уже выступал на СКИФах, однако и на «Этномеханике» ему находится законное место. Начав в 1979 году с анархо-панка, двигаясь в сторону гитарного фри-джаза, к девяностым они открыли для себя музыку Конго, Эритреи, Эфиопии и с тех пор стали частыми гостями на черном континенте. Их страсть к лаконичным риффам и хитрым ритмам вместе с давней любовью к нойзу порождает совершенно уникальный звук, в котором столько же грува, сколько восхитительной неопределенности.

De Kift

Нет, наверное, более привязанного к русской культуре ансамбля в Нидерландах, чем De Kift. Каждый их концерт — театральная постановка, в которой мизансцены и реквизит не менее важны, чем аранжировки для духовых, которые составляют львиную долю инструментария группы. В 1993-м они записали пластинку на тексты Вольфганга Борхерта, Леопольда Арендса и Эриха-Марии Ремарка. А в нулевых наступил черед материала «нашего» — Венедикт Ерофеев, Борис Рыжий, Чехов, Гоголь, Набоков, Бунин, Есенин, Пушкин, Ахматова. Они поставили оперу ViervoorVier по пьесе Хармса «Елизавета Бам» и сыграли ее в Шуваловском дворце. Также в их портфолио — спектакль «Мастер и Маргарита». Сначала кажется, что этот разбушевавшийся оркестр набрали в ближайшей пивной. Потом накатывает ощущение эйфории от эффектной наглости и степени свободы. Не будем изобретать велосипед в сравнениях — им бы выступать вместе с «Аукцыоном»!

Ля Миноръ

Активно гастролирующий в Европе ансамбль живет за счет материала Аркадия Северного, Алика Беренсона и других мастеров жестокого романса: «Все потеряю на дне морском — жизнь, и любовь, и покой... Даже твою фотографию вырвет акула с рукой». Песни городских окраин они исполняют с хулиганской подачей и джазовым привкусом. «Ля Миноръ», пожалуй, успешнее всех из российских коллективов конвертировал самобытную культуру — не зря же они выступали на Каннском и Венецианском кинофестивалях.

Rebel Up! Soundclash

Бельгийско-голландско-французский видео-диджей проект, транслирующий огромную массу танцевальной музыки европейских диаспор — от цыганского фанка и реггей до арабской психоделии. Вытаскивая на танцполы нетипичную музыку, они спасают их от засилья хауса и техно. Многие вечеринки они проводят, что собрать денег на оказание гуманитарной помощи. Совершенно не похоже на то, что видишь в обычных клубах. Скорее — на интернациональную тусу в каком-нибудь крутом хостеле.

Rebel Up! Soundclash :: Pata Potea :: Live @ Vechtclub, Utrecht from Maarten van der Glas on Vimeo.

The Dead Brothers

Мрачные джентльмены из Швейцарии, сумевшие превратить Bela Lugosi's Dead группы Bauhaus в плясовую. За пятнадцатилетнюю карьеру натворили немало чудес: то всю сцену занимали тубы, то барабанщик переодевался в божью коровку, диджей бренчал на банджо, а шоу-поддержку брал на себя кукольный театр. Ныне основу составляют гитара, мандолина и струнные, но на цыганский табор The Dead Brothers не похожи, скорее — на разорившихся македонских фермеров, которые переселились на юг США и стали играть блюграсс на похоронах. Авторы многих их каверов в буквальном смысле должны переворачиваться в гробах. Или, как минимум, покрываться мертвенной бледностью.

Ольга Глазова

В прошлом году студентка Санкт-Петербургской консерватории начала выступать с тридцатиструнными гуслями (обыкновенно их бывает не больше двадцати пяти). Поет Ольга, лавируя между русскими и кельтскими традициями. А инструмент, созданный специально для нее мастером Александром Тепловым, в ее руках зачастую звучит совершенно нефолково, здесь слышишь и минимализм, а при желании — даже эмбиент. При этом она играет и в рок-кафе, и в книжных клубах, и в Петропавловской крепости в компании арфы, гитары и перкуссии.

Фестиваль «Этномеханика». Центр современного искусства имени Сергея Курехина. 13 сентября. Начало в 19:00