Страсти Дон Жуана (Don Jon). Режиссер, автор сценария: Джозеф Гордон-Левитт. В ролях: Джозеф Гордон-Левитт, Скарлетт Йоханссон, Джулианна Мур, Тони Данца, Гленн Хедли, Бри Ларсон. 2013.

scarlett-don-jons-addiction-new-picture-1

Джон Мартелло (Гордон-Левитт), также известный как Дон Жуан, – типичный носитель «традиционных ценностей»: по воскресеньям он с мамой, папой и сестрой (Данца, Хедли, Ларсон) ходит в церковь, а позже, во время семейной трапезы, смотрит с отцом спортивные передачи и нехотя отвечает на вопросы матери о перспективах женитьбы и обзаведения детьми. Кроме того, в рамках этих традиционных ценностей, он, как настоящий мужик, качает бицуху в спортзале, а по ночам ходит с друзьями в клубы, где оценивает физические достоинства танцующих женщин по десятибалльной шкале и лучших уводит домой. После чего никогда им не звонит. Они его не цепляют. Потому что у него есть его порно. И оно лучше любой женщины. Так Джону кажется. Пока там же, в клубе, он не встречает Барбару Шугармен (Йоханссон). Мисс Шугармен заслуживает оценки «10» и не лыком шита: на первом свидании не отдается, не отдается и на втором, и на третьем, и на десятом. В итоге страсть Джона достигает такого пика, что он признается Барбаре в любви, знакомит ее с родителями (вызывая у обоих дикий восторг – по разным причинам) и перестает смотреть порно. Но, опять же, до поры до времени – после долгожданного секса со своей девушкой Джон берется за старое; Барбара его ловит, и вследствие скандала будущая ячейка общества распадается. Однако действительно ли это трагедия?

Представители креативного класса ропщут на Джозефа Гордона-Левитта (выступившего здесь, помимо исполнения главной роли, сценаристом и режиссером) за то, что начал за здравие и закончил за упокой: «Страсти Дон Жуана» многим показались комедией из серии «их нравы» и издевательством над так называемым быдлом, поэтому конец фильма они нашли сопливо-мелодраматичным. Еще бы: смеяться над примитивными взглядами Джона и плохим вкусом Барбары весело, надрывать животики над бархатным спортивным костюмом, нарощенными ногтями и плакатом «Титаника» на стене лестно для самолюбия, а тут вдруг праздник завершается какой-то моралью, и засевшее в глазу бревно начинает немножко натирать. «She is the most beautiful thing in the world” – каждый раз одобрительно говорит герой Гордона-Левитта про героиню Йоханссон, а она делает ему замечание, что мужская сексуальность и ведение быта – несовместимы. Она красивая, он – мужественный (умный как вариант). Мужчина с Марса, женщина с Венеры, поэтому человеческое общение и дружба между ними невозможны. Возможны только игры: чтобы получить секс, он делает вид, что ему интересны ее любимые фильмы, а она, зная, что секс – ее единственное оружие, применяет его для своих целей. Умница Гордон-Левитт шутит не над какой-то отдельной категорией людей: любовь к книгам, арт-хаусу и хорошей одежде не избавляют от тех же установок: женщина объективирована (внешность по-прежнему является ее самым ценным качеством), мужчина должен вести себя «как мужчина», что бы это ни значило, а секс, прежде всего, - ходовой товар, двигатель торговли и средство манипуляции.

Очень тонко и изящно, не без помощи прекрасной игры всего главного актерского состава, Гордон-Левитт разделывает под орех все, что касается общих, внеклассовых представлений о сексуальности и отношениях. Это и реклама, где голые тела (преимущественно женские) продают все что угодно – от бритвенных станков до мясных консервов, и мелодрамы, герои которых звезду достанут с неба ради прекрасных женских глаз, но никому не интересно, как они поведут себя в быту; это и патриархальная семья как непреходящая ценность, и пресловутое порно, полностью ломающее нормальное восприятие секса у представителей обоих полов. В картине эти явления показаны утрированными, но самую малость – достаточно для того, чтобы, не будучи доведенными до гротеска, выглядеть при этом смехотворными, нелепыми и ненужными. В таком контексте существующий финал более чем уместен. Тем более, что, несмотря на всю откровенность первой части, именно финал содержит единственную сцену, которую можно назвать чувственной и эротической: в кино, которое позиционируется как фильм о сексе, должна быть хотя бы одна такая.