В России документальное кино не имеет проката. Единственными площадками для его показа являются фестивали и телевидение. Но на ТВ попадает только специальное форматное кино, которое подстраивается под законы телеканала. Однако что делать с тем, что не соответствует формату, что экспериментально по своей сути и что чаще всего гораздо лучше по художественному качеству? В Перми придумали свой рецепт.

trucker anf fox

Фестиваль документального кино «Флаэртиана» в Перми – исключительное событие. Это часть огромного образовательного проекта, который организовывает «Пермкино» во главе с Павлом Печенкиным и который затрагивает все уровни образования – от университетского до школьного. Вот уже много лет «Пермкино» совместно с преподавателями, учителями и студентами  разрабатывает программы, в которых документальное кино служит своего рода учебным пособием. Документальное кино показывается в школах, университетах, детских домах, не говоря уже о пермской синематеке, где в течение года после фестиваля можно посмотреть многие фильмы из тех, что были отобраны на «Флаэртиану». Благодаря такой культурной политике, Пермь стала российской столицей документального кино. Здесь и показываются и даже производятся новые фильмы (работает своя киностудия). Но что самое главное: годовые образовательные программы готовят будущих зрителей для «Флаэртианы». Как результат: во время работы фестиваля на показы фильмов трудно пробиться, а дискуссии после сеансов – содержательны и интересны. В этом году на «Флаэртиане» был пик посещений документальных фильмов: за неделю программу фестиваля посмотрело более 8 тысяч человек.

Дискуссии после фильмов служат продолжением показов. Как сказал знаменитый польский кинорежиссер Павел Лозинский, чей фильм был показан в конкурсной программе фестиваля этого года: «Я знаю, о чем я снял, но что я снял, могу узнать, только пообщавшись со зрителями». Он имел ввиду, что для документального кино важно распознать прагматический смысл высказывания, вывести проблему, затронутую в фильме, в область общественной дискуссии, ибо речь идет о жизни реальных людей с их подлинными травмами, переживаниями и надеждами. Документальный фикшн на «Флаэртиане» не приветствуется. Подобные фильмы не награждались призами в международном конкурсе. Следуя традиции американского документалиста Роберта Флаэрти, фестиваль делает акцент на длительном наблюдении за героем, на яркой жизненной истории, в которой правда сильнее изысков формы. Принцип, подсказанный Флаэрти, культивируется еще и тем, что фестиваль много лет сотрудничает со знаменитым нью-йоркским Флаэрти-семинаром, который в следующем году отмечает 60 лет.

В свете этого почти идеальным выбором жюри фестиваля был иранский фильм «Человек и лис», получивший главный приз «Золотой Нанук» (Нанук – имя главного героя из знаменитого фильма Флаэрти «Нанук с севера» (1922) – эскимос, за жизнью которого Флаэрти наблюдал 16 месяцев). Внешне на редкость простая, даже аскетичная работа режиссера Араша Лаоти поражала оригинальным выбором героя, точностью наблюдения, иронией и универсальностью взгляда. Этот фильм раскрывает одну из ключевых целей документалистики – исследовать различные культурные традиции и случаи их нарушения.

В мусульманской традиции лиса символически является грязным животным. К ней нельзя прикасаться и тем более держать дома и сниматься с нею, как это делает главный герой фильма – Махмуд Киани Фалаварджани – шофер, чьим хобби является киносъемка. Много лет лисы являются главными «звездами» его экспериментальных фильмов. Он отлавливает их, моет, дрессирует, и снимает их в разных видах, не видя в них зла, считая их удивительными созданиями, за которыми можно наблюдать бесконечно.

В «Человеке и лисе» все внимание камеры сконцентрировано на взаимоотношениях шофера-режиссера и его пушистого «натурщика». Здесь практически нет признаков иранского социума и тем более включенности героя в политическую жизнь. Однако настойчивость, с которой герой приручает очередную лису, пойманную взамен сбежавшей, стоит политического протеста. За такое хобби в Иране вполне можно стать изгоем, но талант шофера-режиссера, который позволяет ему преодолевать кустарный способ производства, делает его фильмы дипломированными на фестивалях за уникальную эстетику. Земляки считают героя сумасшедшим и всячески сторонятся. Однако люди, занимающиеся творчеством и готовые жертвовать собственными временем, сбережениями и семейным благополучием ради создания прекрасных вещей, вполне могут увидеть в герое своего духовного брата. «Человек и лис» – фильм о том, что делает с человеком жажда творчества, заставляющая его идти наперекор непониманию, запретам и осуждению. Кстати, Махмуд Киани Фалаваржани действует как современный Эзоп. В его оригинальных фильмах лисы награждены характерами не менее выразительными, чем характеры людей.

Наградив этот фильм, жюри Флаэртианы во главе с председателем Алексеем Погребным (известным документалистом из Кирова) напомнило лишний раз об этике документалиста. Современное документальное кино активно стремится расширять свои границы за счет вторжения в другие сферы, включая игровое кино. На фестивале были фильмы, использующие постановочные сцены и реконструирующие документ. Однако в тренде документального кино все еще находится поиск аутентичного, попытка увидеть историю внутри самой жизни, а не перекраивание жизни под историю.

Трейлер к фильму "Человек и лис"