Сегодня в свет выходит новый альбом финской инди-команды Shine 2009. От электропопа в стиле ранних 1990-х группа перешла к эклектике, которую считает музыкой новейшего времени. Пластинкой Our Nation наши соседи из Хельсинки делают следующий шаг к своим слушателям, которые у них есть и в Петербурге, и в Нью-Йорке, и в Сиднее. ART1 поговорил с участниками ансамбля — Сами Суовой и Микко Пюкяри.

2013_10_14_Shine 2009 Shine 2009: Микко Пюкяри и Сами Суова. Photo by Jukka Ovaskainen

Дмитрий Первушин: Ваш новый альбом открывает песня под названием Eurozone, которая в свою очередь начинается с теноровой арии Ingemisco из «Реквиема» Верди. Это политическое заявление?

(Дружный смех)

Микко Пюкяри: Это просто сэмпл из какого-то каталога.

Сами Суова: Мы не знали, что это из «Реквиема»! Это не намеренно, но здорово, что все так сошлось по смыслу.

М.П.: Я немного слежу за политикой, но мы ее не обсуждаем. А вещь эту написали, потому что нам интереснее ставить вопросы, а не давать ответы.

С.С.: Еврокризис наступил после написания песни. Но мы не несем никакой ответственности за еврокризис!

Д.П.: В заглавной песне альбома Our Nation звучит ситар, ведь так? Почему не кантеле — вы ведь финская группа?

С.С.: Это ситар (смеется). Что прекрасно иллюстрирует наше отношение к процессу создания музыки.

М.П.: Да, мы не особо думаем. Если слишком много думать о концепциях и правилах, внимание уходит не туда.

С.С.: Когда создавалась Our Nation, нам казалось, что ситар — тема для этой песни, вот и все.

2013_10_14_Our Nation_cover

Д.П.: Начиная с дебютного альбома Realism, вы издаетесь в США. У русских групп, например у Pompeya, это тоже стало получаться. Но вообще, стоит ли игра свеч? Что дает американский релиз?

С.С.: Конечно, стоит. Хотя зависит от того, чего конкретно вы хотите достичь. Финская музыка ведь никому почти не интересна. А за тем, что происходит в Нью-Йорке, следит весь мир. Когда вами занимается американский лейбл, аудитория открывается настолько большая, что это не сравнимо ни с какими самыми профессиональными потугами в Хельсинки. Значительная часть музыки, которую мы с Микко слушаем — из Америки, поэтому для нас это абсолютно естественно. В США наш новый альбом также выпускает лейбл Cascine, а во всем мире — австралийский Modular.

Д.П.: Сейчас в России самая известная группа с Modular — это Cut Copy. А вообще, прорыв из Австралии лейбл совершил в 2000 году, когда выстрелили Avalanches. Кого из ваших новых братьев и сестер вы почитаете?

С.С.: Мне Tame Impala нравятся. Они весьма успешны сейчас в Великобритании.

М.П.: А я об этом даже не думал. Но хорошо помню Avalanches, в начале 2000-х я постоянно слушал их первый альбом.

Д.П.: Новый лейбл — новые возможности. Какие ближайшие планы у группы?

С.С.: Пока что мы не ездили в тур по США, только пару концертов в Нью-Йорке давали с прошлым альбомом. А в ноябре мы отправляемся в европейский тур в качестве разогрева как раз Cut Copy.

М.П.: Но до России мы не доедем, потому что приезд сразу двух групп — это слишком дорого.

С.С.: И это жаль. Может, к будущему лету доберемся, если нас отдельно пригласят.

М.П.: Да, судя по тому, что некоторые артисты тут прописываются, Россия — страна возможностей.

Д.П.: Микко уже бывал в России в составе своей группы Regina в 2006 и 2007 годах. Группа Shine 2009 появилась позднее. Несмотря на то, что вы уже известны здесь в соцсетях, думаю, всем интересно, как начался проект?

М.П.: Сами — единственный, кому мы доверяли ремиксы для Regina.

С.С.: Я сделал их целых два.

М.П.: И это единственные официальные. А познакомились мы в 2005 году на концерте.

С.С.: По-моему, это как раз был один из первых концертов Regina в Хельсинки.

М.П.: Да, а начинали мы в Тампере. У нас с Сами полностью совпали музыкальные вкусы. Впоследствии мы всегда давали друг другу что-нибудь послушать, и около четырех лет думали о том, чтобы заняться музыкой вместе.

Д.П.: Ваш дебютный альбом Realism стал одним из пионеров моды на саунд ранних 1990-х. На пластинке Our Nation вы придерживались этого же звучания?

С.С.: Нет, мы отошли от 1990-х, и новый альбом уже не так легко соотнести с каким-либо временем. Каковы основные влияния сейчас — вопрос весьма трудный, на нас влияет все. На этот раз единственная концепция — никаких концепций. Мы думали о том, что получится, если смешать все стили и жанры, которые нам по душе. Хотелось бы стать ни на кого не похожими, не подчиняться сложившимся правилам.

М.П.: Мы представляли альбом как пиццу, и к процессу записи альбома относились, как к ее приготовлению, смешивая ингредиенты. Даже если изначально кажется, что это несъедобно, в конце концов вкус может получиться неожиданным.

Д.П.: Но как музыкантов, у которых в послужном списке есть «альбом в стиле 1990-х», вас нельзя не спросить, на что дальше будет ориентироваться музыкальная мода? Шугейзинг и дримпоп уже пережили пик нового расцвета, сейчас в самом соку трип-хоп и архивный хаус. Что нас ждет дальше, ведь мы упираемся в 2000-е, где уже нечего переосмысливать?

С.С.: Я перестал верить в цикличность музыкальной моды. На сегодняшний день все времена, к которым можно было обратиться, действительно закончились. Думаю, это из-за Интернета и доступности любой музыки любых времен. Принятый раньше цикл, скажем, в 15 лет, больше не работает. На мой взгляд, отныне существует только «сейчас». В 1995-м, я хорошо это помню, в моде были 1960-е. Но уже три года назад было невозможно установить, какое время доминирует. Думаю, настало время эклектики. Поскольку смешение стилей — единственный способ найти нечто новое и свежее.

Д.П.: Финляндия славится дизайном, и ваши обложки дисков — тому доказательство. Как появилась концепция нового оформления?

С.С.: Это была импровизация в результате группового усилия. Нам помогли сделать обложку арт-директор Юханнес Экхольм и фотограф Осма Харвилахти. У нас была студия и вот этот набор вещей, характерных для Финлядии.

Д.П.: Как вам удалось заполучить Полу Абдул на первом альбоме? Это был один из сюрпризов. У вас была альтернатива ей в том случае, если бы певица не согласилась?

С.С.: Это на самом деле было довольно просто, потому что наш друг встречался с Полой. Она просто любит молодых парней.

Д.П.: Так что еще парочке финских ребят она просто не смогла отказать?

(Общий смех) Да!

С.С.: Нашему другу тогда было что-то около 35 лет, так что разница в возрасте была налицо. Никакой альтернативы ей быть не могло. Нам нравилась музыка Полы Абдул, мы попросили и она согласилась. На новом альбоме тоже есть гости, но не такие звездные. Например, Ииса Пюкяри (вокалистка группы Regina — прим. Д.П.) поет в двух треках.

Д.П.: Как вы вообще относитесь к качеству вокала? Можно сказать, сами вы скорее говорите, чем поете, причем как будто под экстази.

С.С.: Круто! Даже не знаю, но мне хотелось бы, чтобы это звучало «красиво». Честно говоря, я никогда в жизни не пел, пока мы не начали эту группу. На новом альбоме уже можно слышать некоторый прогресс. Я вообще люблю «плохих» певцов. Иногда характер пения важнее техники, в этом смысле я могу отметить Билли Коргана из The Smashing Pumpkins.

Д.П.: Изначально Shine 2009 — электронная группа, теперь в звучании заметны живые инструменты. Сами играете или это сэмплы?

М.П.: Иногда настоящие, но чаще сэмплы. На самом деле, никакой разницы нет.

С.С.: На ситаре уж точно не мы играли. Наша музыка — это смесь нашей игры с сэмплами.

Д.П.: Вы сказали, что финская музыка мало кому интересна. Но может, что-то большое все-таки зреет?

С.С.: Групп размаха HIM или Rasmus, если вас этот калибр интересует, пока нет. Думаю, наша самая большая группа на данный момент — Sunrise Avenue. Но я бы не рекомендовал ее кому-либо. Большие лейблы теперь ни на что не способны. И наша история — доказательство того, что можно получить некоторую известность и без них.

Д.П.: С новым альбомом предстоит сыграть много концертов. Как вы теперь выступаете живьем, что готовите для сцены?

С.С.: Нас на сцене трое, ничего особенного придумывать не собираемся, хотя многие электронные группы нуждаются в этом из-за того, что у них половина музыки записана. У нас же теперь живые ударные, живые гитары. Так что на сцене мы скорее выглядим как рок-группа и приветствуем сырой вариант шоу.

Д.П.: Микко, нельзя избежать вопросов о группе Regina, которая является одним из сокровищ Финляндии — четыре альбома, все разные и удивительные. Как вы пришли к тому, чтобы в 2012-м записать довольно традиционный по звучанию альбом Soita Mulle, в стиле такого гитарного инди-попа?

М.П.: Я просто устал от всего, что мы делали раньше. И решил попробовать другой путь — представить, будто мне 14 лет и я впервые держу в руках гитару, пытаюсь делать какие-то демо-записи. Для группы Regina это уже принцип — мы никогда не повторяем звучание альбомов, в этом нет никакого смысла. И новый альбом будет совершенно другим.

Д.П.: С вокалисткой Regina Иисой Пюкяри вы сейчас завершили работу над ее дебютным альбомом, он выйдет в начале 2014 года. Что это будет за пластинка?

М.П.: Большинство песен полностью написаны Иисой. Я занимался только аранжировкой и записью. Ииса на самом деле любит чуть более мрачную музыку, чем я, поэтому и ее альбом вышел мрачнее альбомов Regina. И аранжировки там совсем новые. Больше похоже на Стину Норденстам или El perro del mar, но в современном ключе. А новый альбом Regina мы начнем писать весьма скоро, но насчет того, когда и как он выйдет — пока что никаких планов.

Д.П.: И возвращаясь к Shine 2009. Чувство юмора, которым пропитаны тексты песен, нашло отражение в видео на ваш новый сингл Older. Где вы нашли такого подельника-режиссера?

С.С.: Клип нам снял Евгений Котляренко из Нью-Йорка. Разумеется, у него русские корни.

Д.П.: Это целое кино, а не клип. Дорого обошлось?

С.С.: Видео выглядит куда дороже, чем мы в действительности заплатили. Так что Евгений просто мастер!

Альбом Our Nation в продаже с 14 октября.