Я и раньше подозревала, что цены на внутреннем рынке перегреты, продакшн у большинства не соответствует среднеевропейскому уровню, а контент по-прежнему, как, например, и в восьмидесятые, люто провинциален. И подозрения более чем оправдались.

SWAB Barcelona – ярмарка особенная. Во-первых, она организована коллекционерами и для коллекционеров. Во-вторых, подать заявку в традиционном формате невозможно – оргкомитет отбирает участников сам. Ну и самое главное - существует ограничение по возрасту для участвующих в ней художников. Потому что вполне разумно собрать молодых авторов в одном пространстве, чтобы легко сравнивать, и, не вставая два раза, полюбить на месте однажды и навсегда. Ну и коллекционерская программа, куда галереи привозят своих драгоценных покупателей, даст фору любому специализированному арт-туру. Таким образом, мы поощряем и открываем горизонты, а ярмарка обеспечивает продажи – все счастливы.

2013_10_17_Liza Savina kolonka

Я, конечно, склонна к разнообразным инсайтам – но в этот раз меня накрыло особенно сильно. Еще во время пресс-показа я прошла по нашему ряду и (внезапно!) накатил нехарактерный депресснячок. Я и раньше подозревала, что цены на внутреннем рынке перегреты, продакшн у большинства не соответствует среднеевропейскому уровню, а контент по-прежнему, как, например, и в восьмидесятые, люто провинциален. И подозрения более чем оправдались. Дальше – хуже. Близкое и не слишком формальное общение с коллекционерами из очень разных стран перевернуло представление о покупателе как таковом. В коллективном отечественном сознании образ покупателя искусства – это неизменный с девяностых новый русский в голде и на красном пиджаке, с которым случилась внезапная любовь к художнику. И он купил у него все за бешеные деньги, потому что когда любовь – не торгуются. Хотя разговоры о среднем классе идут, баловать этот средний класс уникальными вещами никто не спешит, помахивая у них перед носом разного рода тиражным продуктом, зачастую сомнительного качества.

А тем временем те, кто обеспечивает рентабельность европейского рынка – это не коллекционеры, покупающие за миллионы: их по большому счету там, как и здесь, единицы. Главный оборот делается за счет собирателей, покупающих больше для удовольствия, чем для расстановки социальных маркеров, у которых средний чек не превышает пяти тысяч евро. А скорее даже держится в районе двух-трех. И зарубежный рынок способен предложить за эти деньги вполне приличные вещи и даже от вполне устоявшихся имен. На моих изумленных глазах звезда стрит-арта Борис Хоппек все четыре дня ярмарки бесконечно что-то ваял, заполняя пространство стенда, где он удобно расположился на кровати с макбуком. И стоило все это вполне вменяемые деньги. Подумайте сами, разве можно отказать себе в покупке работы Хоппека у самого Хоппека с подписью Хоппека же, да еще если работа выполнена практически на твоих глазах и стоит пару сотен евро.

Обращаясь к экономическим стратегиям, давайте не будем забывать, что Майбах – предприятие убыточное, кассу Мерседесу делает С-класс, самый элитный коттеджный поселок принесет значительно меньше (и главное – медленнее), чем жилой комплекс в спальном районе. И перестанем уже сидеть на своих несметных хранилищах с анекдотической идеей «во-первых, это дорого». И выбрасывать с первичного рынка на аукционы работы, покупая их сами у себя, наивно думая, что так подтверждается цена. Вообще, я знаю только двух русских художников, у кого аукционы значительно превышают стоимость работ, за которую они продаются в галерее – и это правильное ценообразование: вторичный рынок должен подтягивать за собой первичный, а не служить планкой для прыжков с шестом. Но для того, чтобы этот вторичный рынок возник, цена на работы молодых авторов должна быть адекватной. И когда продается 70% выставки, а работы из захламленных мастерских и забитых хранилищ разбегаются по частным коллекциям, появляется шанс, что вожделенный вторичный рынок наконец возникнет. Но нет – все хотят принца с толстым кошельком хотя бы на относительно белом коне, забывая, что вообще-то по жизни принц – невероятная пошлость.

И да. Мы заключили партнерские контракты с несколькими галереями – китайской, испанской и немецкой. И все, что мы привезли, я продала за два дня. Через вацап.