Состоялся второй аукцион современного русского искусства VLADEY.

2013_10_21_Vladey Koshlyakov Валерий Кошляков "Москва". Продана за 100 тысяч евро при эстимейте 60-70 тысяч. Рекорд аукционной цены для художника.

Аукцион VLADEY создан московским галеристом Владимиром Овчаренко. Первый проходил в марте этого года, а 17 октября состоялись вторые, осенние торги. На этот раз лотов было в два раза больше: из 118 работ было продано 79, то есть почти три четверти, что можно считать большим успехом. Сделан важный шаг к появлению вторичного рынка искусства: в правилах аукциона оговорено, что художникам выплачивается процент по «праву следования», то есть в случае очередной продажи старых работ, - а таких на этом аукционе было много, включая хорошо представленное ленинградское и петербургское искусство 1960 - 90-х годов.

Назовем, в первую очередь, рекордсменов этих торгов. На первом месте «Портрет семьи» Олега Целкова, проданный за 125 тысяч (все цены указаны в евро) при эстимейте 40 — 50 тысяч, то есть с превышением в три раза. «Станция метро Кировская» Семена Файбисовича принесла 120 тысяч при ожидаемых 100 — 150. Далее идет Валерий Кошляков, чья «Москва» продана за 100 тысяч при эстимейте в 60 — 70 тысяч. Наконец, работа Натальи Нестеровой 2000 года «Лето» ушла за 46 тысяч, превысив прогнозы больше чем в пять раз.

Картины Олега Целкова регулярно появляются и продаются на западных аукционах, его художественная манера всем хорошо известна и неизменна с годами, но на VLADEY появилась работа, датированная 1965 годом. Заметно, что аукционистом на нее была сделана ставка, - произведение особо выделено в каталоге, о нем подробно говорится в тексте и приведено даже изображение авторской надписи на обороте. Если работы Целкова этого времени действительно редки на рынке, хорошие результаты у Файбисовича и Кошлякова предсказуемы (при том, что на весенних торгах VLADEY его «Римский форум» с той же оценкой остался непроданным), то нынешний аукционный взлет Нестеровой вызывает удивление. Хорошо узнаваемых «Нестеровых» разных годов, сюжетов и размеров в пределах эстимейта, то есть 8 — 10 тысяч, всегда можно найти на арт-рынке (например, в галерее Владимира Фролова).

Второй вывод аукциона — печальное правило, что цена работ художника растет после смерти, по-прежнему в силе. Серия из десяти фотографий Влада Монро продана за 44 тысячи. Ушел даже его живописный эскиз 2004 года - смешная работа, ценная исключительно для музея.

Можно говорить и о том, что классики современного русского искусства переоценены, - большинство их работ либо остались не проданы, либо даже не достигли эстимейта. Так, не продалась и статуэтка Гриши Брускина «Вохровка», которая была использована на обложке каталога в качестве эмблемы торгов. Остались графические листы Ильи Кабакова с эстимейтом в 12 — 15 тысяч. Покупатель времен кризиса отказывается платить за имя само по себе, будь то живопись Оскара Рабина, объект Александра Бродского, или графика Павла Пепперштейна. Сказанное не относится к работам Бориса Орлова, - выделенные на аукционе в отдельный блок, все они были проданы. Попадались на аукционе и произведения, музейное значение которых больше отданной за них цены — это редкие работы Комара и Меламида, графика Михаила Чернышова и «Стенгазета» 1975 года Ростислава Лебедева.

2013_10_21_Vladey Areh Александр Арефьев "Двое", 1952. Не продана. Эстимейт 15-18 тысяч.

Нынешний аукцион постарался собрать представительную коллекцию ленинградского-петербургского искусства, - в списке лотов есть рисунки Александра Арефьева, Рихарда Васми, Шолома Шварца (с повторяющейся опечаткой в имени), Евгения Михнова-Войтенко, и даже живопись этих художников. К сожалению, все вещи, - кроме, может быть, графического листа Васми, - далеко не первого ряда. По сведениям ART1, на аукцион они попали из распродающейся частной петербургской коллекции, некогда весьма амбициозной, отчего становятся понятны высокие цифры эстимейтов. Разумеется, представлены были и «Новые художники» во главе с Тимуром Новиковым. Думается, что невысокое качество выставленных работ сыграло роль сильнее, чем известность имен художников, - результаты продаж были низкими.

Титульная работа Олега Хвостова с недавней выставки в Al Gallery попробовала сменить владельца: пейзаж 2013 года был оценен в 10 — 12 тысяч и не нашел покупателя, при том, что на предыдущем аукционе его небольшая картина из пейзажного цикла ушла в два раза дороже эстимейта. Традиционный для стиля этого художника «Ленин» пятилетней давности был продан меньше эстимейта, за 3 тысячи.

Коллекционеры продолжают вкладываться «на перспективу» и покупать молодых художников, особенно тех, кто появился сравнительно недавно и еще не успел заполнить рынок своим произведениями. В два раза дороже заявленного продана работа Кирилла Макарова с недавней выставки «Двое» на Винзаводе, уверенные цены показывает Влад Кульков, постоянный автор галереи Владимира Овчаренко «Риджина». Милая безделка Андрея Кузькина — слепленная из хлеба стодолларовая банкнота с названием «Деньги на хлеб», - ушла по курсу в три с половиной раза дороже своего номинала. Новое московское дарование Таня Пёникер продалась с удивляющим разбросом цен на две графические работы. Среди материалов одной из них указаны «мармелад» и «кровь художника», так что возникает вопрос, как скоро ее покупатель столкнется с сложностями хранения (а возможно и реставрации) работы, купленной за 3500.

Пока что в каталоге аукциона аннотациями снабжены лоты самых известных художников, которые как раз не нуждаются в дополнительном представлении, а про большинство авторов не говорится ничего, - хотя, казалось бы, именно их искусство необходимо подать. Не хватает информации о произведениях, которая существует на любом западном аукционе: это не только искусствоведческий текст, но и список выставок, библиография художника, а главное — провенанс выставленных на торги работ. То, что в каталоге VLADEY он не указан нигде, странно. До тех пор, пока в этой графе не появится одна, а лучше две или три строчки, не будет нормально существовать вторичный рынок, о необходимости которого так долго говорили галеристы.