Учиться обычно призывают рациональному — технологии, алгоритмам, винтикам-шпунтикам. Согласен, без этого иногда бывает сложно. Но я люблю учиться ощущениям — иногда очень полезно отключить мозг и превратиться в уши и глаза.

mg_0220

Мне всегда было интересно умозрительно оглядываться в прошлое и представлять, как оно там было «на самом деле». Увлекся изучением старых фотографий — дагерротипов, амбротипов и прочих почтенных типов. Фотографии Сергея Михайловича Прокудина-Горского с цветом начала ХХ века, хоть и сведенным искусственно нынешней цифрой, стали для меня настоящей революцией восприятия. Отсюда родилось желание совершить путешествия во времени, попав в заброшенные или оставленные человеком пространства — туда, где остановилось время. В покинутых местах своя эстетика — недаром в XVIII—XIX веках существовала аристократическая мода на романтические руины. Но гораздо интереснее работать на живой честной натуре — не искусственно возведенных руинах, а там, где время по-настоящему оставило свой след. В своей колонке на ART1 я буду делиться впечатлениями от посещения таких мест. Особенность их в том, что они вроде бы и рядом, а мы проходим мимо. Думаем — как было бы круто там побывать, но почти никогда не доходим. Или просто не знаем о том, какие чудеса скрываются за забором.

Один из таких объектов — некогда роскошная дача Агафона Карловича Фаберже в Левашове. Отец, выдающийся ювелир, подарил сыну участок с домом. Сын перестроил подарок и разместил в доме разные коллекции — от живописи до почтовых марок. Но после революции 1917 года Агафону Фаберже пришлось расстаться со своей недвижимостью, а после и вовсе эмигрировать. В оставленном доме было разное — то воинская часть, то детский садик. А сейчас там — ничего. Время и вода сделали дело и оставили везде свои следы. Было жилое здание с сейфом для драгоценностей, с залами и лестницами, а теперь оно уже и не здание, а нагромождение мыслей о времени, культуре, качестве жизни и о судьбе хозяина — букет ассоциаций в подарок. Смотрю, где свет лучше, как играет солнце, пытаюсь уловить состояния. Ставлю штатив и начинаю снимать. На улице то дождь, то солнце, то град. Внутри дома то беспросветный мрак, то начинают играть блики. Многолетние слои краски облупились и превратили стену в какую-то палитру. Надо идти осторожнее — местами перекрытия проваливаются, а падать вниз неохота. Мои спутники обошли весь дом уже по три раза, а я все еще на первом этаже — хочу чтобы не беспокоили, хочу остаться наедине с ощущениями. Отключаю мозг, включаю ощущения. Процесс пошел.

mg_2156

mg_2253

mg_2271

mg_2370

mg_2403

mg_2412

mg_2422

mg_2429