В конкурсе на концепцию застройки «судебного квартала» выиграла мастерская Максима Атаянца. Для Петербурга эта победа чревата серьезными потерями.

atajanc_11

Победа пафосного неоклассического проекта Атаянца в конкурсе на застройку квартала на набережной Малой Невы между Биржевым и Тучковым мостами предсказуема и понятна. Глупо пенять на имперские амбиции – едва ли дело в них. Большинство членов жюри не имеют профессионального отношения к архитектуре, а те, кто имеют, доброго имени себе не заработали. Естественно, что в такой ситуации оценивалось качество картинки, а она сделана образцово-показательно. Два симметричных корпуса, торцами выходящих к съезду с Биржевого моста, сделаны с исчерпывающей ясностью. Сочетание колоннад с треугольными фронтонами, увенчанное российским флагом, не предполагает возражений. Полукруг аркад со стороны проспекта Добролюбова – почти Колизей. Пилоны, статуи в нишах, русты, мелкие решетки на окнах — все это производит впечатление хорошей, добротной вещи. Здесь все «всерьез». Атаянц не скупится на детали, продумывая каждый козырек, форму каждого окна. Эскизы постепенно погружают в атмосферу исторической сказки. Не хватает только киношных персонажей в туниках. Однако то, что хорошо в качестве компьютерной графики, не обязательно хорошо для реального города.

atajanc_08

Сейчас, когда корпуса ГИПХа снесли, дома на проспекте Добролюбова и Князь Владимирский собор Ринальди образовали ненавязчивый, почти воздушный вид на Малую Неву — и со Стрелки Васильевского острова, и от Зимнего дворца. Увлекаясь игрой в классику, победитель конкурса забывает об окружении, и в итоге его грузная, до претенциозности насыщенная архитектура, оказывается скучной и неделикатной одновременно. Для старой петербургской застройки нет ничего более чуждого, чем суровые античные фантазии, заимствованные, по большей части, у архитекторов 1910-1930-х годов. Историзм историзму рознь. Выбор камня в качестве облицовочного материала диктует постройке древнеримскую основательность, которая между по-гречески правильной Биржей и словно парящим Князь Владимирским собором будет неприятно резать глаз.

atajanc_12

Это можно было бы простить, если бы взамен разрушенной гармонии нам предложили интересный, законченный объект архитектуры — то, что называется длинным немецким словом Gesamtkunstwerk. Но в новом квартале – ни цельности, ни искусства, сплошное нагромождение известных мотивов. Само по себе цитирование, к которому автор открыто прибегает, не несет ничего дурного. «Неоклассики» всегда цитируют исторические образцы и друг друга, это для них естественный, неизбежный процесс. Другое дело, что в идеале заимствования инкорпорируются в самостоятельную эстетическую систему. Так происходило и у Ивана Фомина, на чей проект 1914 года Максим Атаянц ссылается в пояснительной записке. Самому ему, однако, не удается преодолеть рамки школярства: цитируя предшественников, зодчий отдает им дань уважения и демонстрирует собственную ученость. Никакой собственной идеи, благодаря которой энциклопедическое нагромождение композиций и элементов обрело бы добавочную стоимость, в проекте нет.

atajanc_09

Язвительные намеки на то, что пропилеи в проекте похожи на пропилеи Смольного, «судебному кварталу», по сути, льстят. Пропилеи Смольного – изящная по-своему вещь, чего про ордерные избушки Атаянца, как будто немного приплюснутые, никак не скажешь. Со стороны проспекта Добролюбова сочетание объемов снова связано какой-то внутренней, не городской логикой. Почему, например, парадный полукруг аркад закрыт сбоку прямоугольным корпусом явно служебного вида? Огюст Перре в Экономическом посольстве, скажем, сделал разные фасады с расчетом на то, что одновременно их не увидишь. Здесь же все «упражнения в стиле» смешиваются в общей перспективе.

atajanc_06

Опасения за то, что получится в результате воплощения концепции «судебного квартала», усиливаются еще двумя факторами. Все, что красиво нарисовано на картинках, невероятно трудно в реализации. Заводскими деталями не обойдешься. Подрядчик, вероятно, будет просить в качестве пощады заменить какие-то материалы на более дешевые и технологичные, какие-то детали захочет упростить. Грань между классической архитектурой и развлекательными декорациями лежит как раз в области качества исполнения. Достаточно вставить не те окна, чтобы вся затея из величественной превратилась в комическую.

atajanc_07

atajanc_10

Наконец, и с этого следовало бы начинать, концепция Атаянца фактически победила с условием ее тотальной переработки в проекте. «Заимствования» многоуважаемые члены жюри просили убрать. Что нужно оставить в таком случае – непонятно. Может быть, проект от этого выиграет – станет более сдержанным и, например, не таким приземистым в отношении пропорций. Но может быть и наоборот. Сроки подготовки проекта крайне ограничены – строить хотят начать уже весной. Значит, наверняка что-то не продумают заранее. Вполне вероятно, что мы получим еще один долгострой с непредсказуемым результатом.

atajanc_03

С другой стороны, нельзя же вообще ничего не строить? А вдруг получится на этот раз? Попробовать можно, но хотелось бы использовать в качестве полигона другую площадку, подальше от исторической застройки. Мало ли еще берегов у Невы? Может, есть какой-то шанс приспособить для строительства судов место, освободившееся под «Охта-центром»? Там и Смольный недалеко, и виды не самые плохие, и за архитектуру никто ратовать особенно не будет.

atajanc_04

Петицию за разбивку парка вместо строительства судов подписали почти двенадцать тысяч петербуржцев. Аргументы против придумать сложно – разве что упирать на дороговизну затеи. Тем не менее, производить рекультивацию почвы и улаживать отношения с «ВТБ девелопмент» придется в любом случае. Губернатор заявил, что поддерживает идею создания на этом месте общественного пространства, однако полагает, что это можно сделать одновременно со строительством судов, за счет переноса судейского жилья в другое место. Уменьшение пятна застройки – хороший шаг, но полумерами тут не обойтись. Места останется совсем немного, выход к Неве окажется закрытым на большом отрезке. За разбивку полноценного парка говорит не только необходимость сохранять симпатичные и дорогостоящие виды. Город может процветать тогда и только тогда, когда людям нравится в нем жить. Забота о качестве среды – не блажь, а первоочередная экономическая необходимость. К сожалению, неудачные архитектурные опыты могут простоять на своих местах много десятилетий. Наконец, деревья всегда лучше колонн, природа редко ошибается в пропорциях.

Иллюстрации: www.prlib.ru