«Новости» (The Newsroom). Создатель Аарон Соркин. В ролях: Джефф Дэниэлс, Эмили Мортимер, Джон Галлагер-мл., Элисон Пилл, Томас Садоски, Дев Патель, Оливия Манн, Сэм Уотерстон. Телеканал HBO. На экранах с 24 июня 2012 года по настоящее время.

the-newsroom-us-5211d671cf5aa

Мне совсем не хочется воспроизводить либеральные штампы об отсталости России и всегда обгоняющем ее Западе. Но если говорить о политизированности телевидения – это факт, ничего тут не поделаешь. И новый сериал Аарона Соркина «Newsroom» - тому подтверждение. «Ночь спорта», «Студия 60 на Сансет-срит», «Западное крыло» - похоже, что медиа и политика всегда были в фокусе интереса Соркина. Но такого шедевра, как «Новости», он еще не выдавал.

Несмотря на то, что «Новости» оказались одним из самых популярных продуктов Home Box Office за последние 5 лет, сериал стал объектом множественной критики. «Набожность», «пафос», «интеллектуальная замкнутость» - вот лишь несколько комментариев критиков, которые он спровоцировал. Однако, похоже, что это является скорее его достоинством, чем знаком плохого качества: среди таких американских сериалов, как «Карточный домик», изображающих политику как грязную игру, в которой хитрые политиканы ходят по головам в борьбе за власть, он является большим исключением. Ощущение, которое остается после его просмотра, чрезвычайно напоминает эффект от чтения отцов-основателей, Токвиля или Джона Дьюи.

 

Что такое журналистика?

Если говорить о жанре этого сериала, то самое подходящее определение - это журналистская драма, ведь лейтмотивы, которые пронизывают фильм, – это важность того, как преподноситься  информация,  а также ответственность журналиста перед обществом. «Мы не официанты в ресторане, подающие вам истории, которые вы заказали просто потому, что любите такую кухню. Но также мы и не компьютеры, просто распространяющие факты, так как новости полезны только в контексте человечества» говорит исполнительный продюсер News Night Уилл Макэвой (Джефф Дэниелс), попадая в яблочко эпистемологического дебата ХХ века. Наравне с Бурдье, Дьюи и Миллсом он понимает, что зацикленный на фактах позитивизм и абстрактные спекуляции – это две стороны одной монеты, что произвольное и необоснованное мнение ничем не лучше нейтральной журналистики, излагающей факты, ведь последняя лишь устраняет позицию субъекта, связывающего факты в единый нарратив. Не убегая от фактов, но понимая собственную позицию, из которой проистекает интерпретация этих фактов, он заявляет: я буду говорить о фактах, но буду говорить о них со всеми своими предрассудками, которые я не буду скрывать. Выражаясь языком социальной науки: объективность – это не отсутствие субъективного искажения, поскольку изъять субъекта из науки невозможно. Объективность – это осознание и экспликация своей позиции, из которой исходит субъективное искажение.

Джон Дьюи во многих работах пишет, что сегодня знание является внешним по отношению к обществу, что вследствие этого оно становится инструментом эксплуатации одного класса другим. Задача же заключается в том, что сделать его внутренним, растворить его в обществе. Какой смысл в знании, если оно принадлежит ученым из башни слоновой кости? – Эксплуатация и закрепление социального неравенства. Какой смысл в знании, если оно принадлежит многим? Только тогда оно может способствовать социальному прогрессу.

Что касается второго лейтмотива - ответственности перед обществом – то он автоматически вытекает из первого, ведь единственная ценность этого дебата – это забота об истине. Как Миллс или Дьюи, Макэвой считает, что единственный интеллект – это социальный интеллект, что единственный разум – это публичный разум, что истина ценна только тогда, когда мы применяем ее в бою (что буквально рушит всю его личную жизнь: будучи неспособным сохранить границы между публичной ролью и личной жизнью, он чуть ли не в каждой серии становится объектом публичных нападок своих бывших любовниц за то, что пытается научить их, что бульварная пресса или легализация оружия – это плохо).

newsroom

 

Публики и интеллектуалы

На самом деле упрек в «интеллектуальной замкнутости» содержит рациональное зерно. Однако зерно это – не в замкнутости, а в интеллектуальности или, если быть точным, – в публичных интеллектуалах. Ведь именно их олицетворяет команда News Night на канале Atlanta Cable News. В теории одной функцией таких интеллектуалов, как уже упоминалось, считается забота об истине. Второй – забота о публиках.

В ХХ век идея публик вошла под пушечные выстрелы дискуссии между Уолтером Липпманом и Джоном Дьюи. Оба беспокоились об их «закате», но один ставил им диагноз «смерть», а другой разрабатывал проект их реанимации. Что такое публика? Это группа людей, ощущающих на себе опосредованные последствия действий других людей (именно в этом у Дьюи и состоит различие между приватным и публичным, приватное действие затрагивает только участников, включенных в трансакцию, а публичное действие опосредованным образом  затрагивает людей по ту сторону этой трансакции). Общий интерес этой группы заключается в том, чтобы контролировать эти последствия. Публики, говорит Дьюи, необходимы для демократии, потому что позволяют, во-первых, контролировать власть имущих, а во-вторых — осознавать собственные интересы (последнее особенно важно в рамках испепеляющей критики Макэвоем «Чайной партии»: как показывают Теда Скочпол и Ванесса Виллиамсон в своем исследовании «The Tea Party and the Remaking of Republican Conservatism», многие активисты «Чайной партии» буквально голосую против своих интересов — к примеру, будучи пенсионерами, которые зависят от медицинского страхования, они ратуют за урезание бюджета, идущего на медицину). Но ни то, ни другое не появляется на пустом месте — именно поэтому для Дьюи так важен мотив образования. Создание публик, которое является условием перехода от «великого общества» к «великому сообществу», — это кропотливый труд по артикуляции проблем, образованию и информированию граждан, труд в первую очередь журналистов и интеллектуалов.

Именно этим и занимаются журналисты и интеллектуалы из News Night. Во-первых, они культивируют публики: «С этого момента мы будем решать, что транслируется в эфире и как это преподносится вам, основываясь на одной простой истине, которая заключается в том, что нет ничего важнее для демократии, чем хорошо осведомленный электорат». Во-вторых, борются с опасностью, которая нависает над публиками в лице крупного капитала: одна из главных сюжетных линий сериала — это борьба между, с одной стороны, Леоной Лэнсинг (Джейн Фонда) и Риз Лэнсинг (Крис Мессина) – владельцами ACN, которые стараются зарабатывать деньги, и, с другой стороны, Макэвоем, Чарли Скиннером (Сэм Уотерстон) и Маккензи Макхейл (Эмили Мортимер), старающимися заниматься честной и критической журналистикой.

jpeg

 

Патриотизм по-республикански

И все это является прямым следствием политической позиции главного героя сериала. Он открыто заявляет, что он республиканец и член Республиканской партии. Но что за республиканизм он пропагандирует? Почему он называет «Чайную партию», открыто лоббирующую Республиканскую партию, «американским талибаном», и заявляет, что его партию украли?

«Патриотизм» Республиканской партии мало чем отличается от патриотизма русских националистов: этническая сегрегация, параноидальный страх перед ЛГБТ, мигрантами и наукой, посягающей на религиозные ценности, слияние церкви и государства. Но сходство между версией республиканизма от Уилла Макэвоя и Республиканской партией дальше созвучия не идет, не зря консерваторы с канала Fox News, взращивавшие «Чайную партию», назвали «Новости» «левой пропагандой».

Что такое республиканизм в трактовке Уилла Макэвоя? «Все люди созданы равными» - так звучит самая известная фраза Томаса Джефферсона из «Декларации независимости» - в отличие от открыто расистских «Чайной» и Республиканской партий, это солидарность с людьми с разными гендерными идентичностями и мигрантами. «Наши гражданские права не зависят от религиозных мнений так же, как они не зависят от наших мнений по поводу физики или геометрии» - так звучат слова, выгравированные на статуе свободы религии, воздвигнутой Томасом Джефферсоном в Вирджинии. В отличие от мракобесия «Чайной» и Республиканской партий по поводу «христианской нации», это полная секуляризация. Это забота о бедных, ветеранах, инвалидах и молодежи через прогрессивную социальную политику в противовес абсурдной и агрессивной неолиберальной политике Республиканской партии. Это защита науки и образования в противовес «страху перед образованием и интеллектом... в XXI веке» «Чайной партии». Инклюзивность, равенство, секуляризация, вера в науку и забота об общем — похоже, что под соусом республики Макэвой подает нам социал-демократию с примесью республиканской добродетели.

Критикуя «Чайную партию», которая ненавидит государство, он как будто пытается воспроизвести античную модель государства как единства политической жизни на месте либеральной модели государства как отчужденной от общества структуры, регулирующей общественные отношения по модели laissez-faire. Что нужно для существования такой модели? Это огромный процент политического участия граждан. Именно этим и пытается заниматься команда News Night, почти с каждыми персонажем там связан тот или политический сюжет, направленный на создание критической дискуссии: с Макэвоем «Чайная партия», дебаты вокруг «Obamacare» и попытки урезания бюджета «республиканцами», убийство чернокожего подростка Джорджем Циммерманом и вопросы расовой дискриминации. С молодым Нилом Сэмпэтом (Дев Патель) - зарождение движения Occupy Wall Street и события на площади Тахрир, а со Слоун Сэббит (Оливия Мунн) катастрофа на АЭС «Фукусима». Создание таких дискуссий фактические является созданием инфраструктуры свободы, только не либеральной свободы как независимости частной жизни, а демократической и республиканской свободы как способности коллективного субъекта к самоуправлению и само-детерминации.

The-Newsroom-Jeff-Daniels