Выпускники документальной мастерской Марины Разбежкиной очень востребованы на фестивалях. К примеру, на недавно прошедшей в Перми «Флаэртиане» в программе российского документального кино поучаствовало аж три ее выпускника. Среди них была и Даша Сидорова, чей первый фильм «Почему я тут» просто заворожил меня своей теплотой, человечностью и визуальной изобретательностью.

Why am I here characters "Почему я тут", режиссер Дарья Сидорова, 2013.

Даша снимает подростка-аутиста, обладающего явными художественными способностями. Некоторые рисунки Расула (так зовут героя) вошли в фильм, убеждая в том, что аутизм может быть обратной стороной художественного дарования. Кстати, по Дашиным словам, общаясь с Расулом она поняла, что сама во многом аутична и что ее обращение к камере дает ей возможность выстроить дистанцию между собой и окружающим миром.

«Почему я тут» не выглядит как кино прямого социального действия. В отличие от своей предшественницы Любови Аркус, также снимавшей мальчика-аутиста в ставшем знаменитом фильме «Антон тут рядом», Даша не берет на себя роль «устроителя» жизни своего героя, не пытается ее тотально менять, обустраивать. Она просто общается, наблюдает, отвечает на многочисленные вопросы героя. Здесь она друг. Но документальное кино часто обнаруживает прагматический смысл высказывания. В фильме есть момент, когда Расулу отказывают от приема в художественную школу. Директор считает, что он не сможет заниматься в одной группе с другими ребятами. Как рассказала мне Даша, ее фильм смог изменить ситуацию в пользу мальчика. Директриса художественной школы решила, что человек с камерой, приехавший из Москвы в глубинку, наверняка работает для телевидения. Испугалась. И приняла-таки Расула в школу уже после выхода фильма. Сейчас он занимается, делает большие успехи, учителя его очень хвалят. Кто знает, может быть это поможет ему впоследствии определиться в жизни.

В фильме Даши Сидоровой подкупает то, насколько изобретательно она «видит» то, что перед ней. Из бытовых ситуаций (фильм снимается в основном в квартире и на даче героя) движением камеры, ракурсом, мизансценой Даша выстраивает многомерную среду, которую можно назвать «миром маленького художника». Расулу повезло. У него прекрасная мама, которая с мягкостью и юмором переносит особенности его поведения. Старший брат Расула любит музыку, играет на разных инструментах, создавая для своего младшего брата живительную среду, в которой талант художника может развиваться интенсивнее.

Есть и еще одна сторона, интересная в фильме: сама Даша, которая также является героиней картины, хотя и позволяет направить на себя камеру только в финале фильма, отдав ее в руки Расула. Этим жестом Даша как бы дает понять, что в документальном кино, где отношения между героем и режиссером отличаются особой интимностью, камера является не просто посредником, но участником этих отношений. Она помогает выстроить триалог, и героям всегда нужно учитывать ее присутствие, искать в себе смелость и способность к открытости. Я поговорила с Дашей Сидоровой о ее фильмах и планах. Что-то мне подсказывает, что ее ждет большое будущее.

Дарья Сидорова 2015 300 DPI Дарья Сидорова.

АА. Ты начала свою жизнь в искусстве как художник, закончила Строгановское училище в Москве, затем обратилась к документалистке. Чем был обоснован твой переход из одной сферы в другую?

ДС. Сложно анализировать себя. И всегда можно придумать то, чего нет на самом деле. Но на тот момент мне показалось, что живопись умерла, что этот прекрасный язык не работает и не будет работать. И я начала чего-то искать, ходила по улицам и совершенно случайно набрела на кинотеатр «Мир искусства», зашла и увидела программу показов с одними незнакомыми для себя фамилиями, а при этом это были Феллини, Антониони, Тарковский,  Куросава…  А сегодня я хожу по улицам, смотрю граффити, стрит-арт и так и хочется взять в руки баллон и пойти «писать».

АА. Ты училась в документальной мастерской Марины Разбежкиной. Что было главным в процессе обучения?

ДС. Главным была сама Марина Александровна. Она вдохновляет, сбивает, толкает, поддерживает и дает почувствовать себя автором. Ты сразу начинаешь снимать. В первый же день обучения мы получили задание и уже через неделю должны были его сдать. Это то, чего мне не хватало в Строгановке: 6 лет мы слушали про проектирование, не сделав ни одного реального проекта, который бы зажил своей жизнью.

АА. Твой фильм «Почему я тут» о мальчике-аутисте, и он невольно смотрится антитезой фильму «Антон тут рядом» (не только по названию). Почему ты обратилась к этой теме? И как тебе удалось сохранить дистанцию по отношению к герою?

ДС. Я не обращалась к «этой теме» и не снимала я фильм про аутистов. С этой семьей я познакомилась в детстве, но так как уехала жить в другой город, то несколько лет не знала, что с ними, как они живут. И почему-то я вспомнила про них. Вспомнила дом, в котором они жили: это была почти избушка на курьих ножках, покосившаяся. Вспомнила, что жили они очень бедно, иногда даже хлеба не было дома, а при этом на провалившемся полу стояло пианино, рядом аккордеон и балалайки. И всегда дома звучала музыка, и никогда у этих людей не было проблем. Вот у меня дома постоянно были проблемы, только и слышала от мамы, что это не то, это не так, это плохо… А там нет. И поехала я с мыслями снимать этот их мир, который меня завораживал в детстве, да и сейчас я не перестаю ему удивляться. А Расул – мой герой – показал мне еще один мир.

Про дистанцию… Не знаю даже, удалось ли мне ее сохранить или нет. Но в любом случае камера помогает быть на расстоянии, отстраняться.

Why am I here_Rasul "Почему я тут", режиссер Дарья Сидорова, 2013.

АА. Как долго ты общалась со своим героем? Как повлияли ваши взаимоотношения на его судьбу?

ДС. В доме своих героев я прожила 4-5 месяцев. Расул задавал мне очень много вопросов, которые не задавал другим и делал со мной то, что не мог делать с другими: мы выпрыгивали по ночам с балкона и шли кататься на качелях, смотрели за тем, что происходит в окнах домов с помощью трансфокатора камеры. Еще мы с ним были в зоопарке. Животные его совсем не интересовали, он их всех видел уже в телевизоре. Зато ему было непонятно, почему они все в клетках. За оградой. И он сделал со мной вот какую штуку: мы остановились у маленького забора, который ограждал газон с деревьями и попросил зайти за ограду. Я спросила: «Зачем это?» На что он ответил, что хочет попробовать меня покормить хлебом, как это делают люди с животными. Мне стало тогда очень страшно. Думаю, он все же понял, что в телевизоре никто не живет. Стал ходить в художественную школу. Рисует и получает призы на фестивалях.

АА. Каков твой следующий проект?

ДС. Сейчас я буквально разрываюсь. В голове несколько фильмов и очень сложно выбрать один и сосредоточиться на нем. Думаю, поеду на свою малую родину, в Дудинку, снимать людей в условиях крайнего севера, где 9 месяцев в году зима, где 75 суток длится полярная ночь, где температура доходит до –50, кстати, родилась я как раз в –50.  В общем, хочется замерзнуть, чтобы замело.