«Архитектура по-голландски. 1945-2000». Главный штаб, до 12 января 2014

2013_11_01_Holland_Architecture_Hermitage

Проанализировать послевоенные годы насыщенной архитектурной жизни Нидерландов – задача весьма амбициозная. Кажется, и на родине подобное никому в голову не приходило. Впрочем, эрмитажная выставка ничего объяснять и не стремится. «Архитектура по-голландски» апеллирует не к концепциям, а к истории.

Материалы выставки прибыли из архива роттердамского Нового института. Многочисленные макеты, графика, фотографии отобраны усилиями Ксении Малич. Работа, которую проделала куратор, соразмерна амбициям выставки. История голландской архитектуры от массовых серий до Вини Мааса разложена по хронологии, снабжена тэгами и наполнена экспонатами, отвечающими за тот или иной период. Отдельный блок — история голландских архитекторов, приехавших в 1930-е годы строить светлое будущее в Магнитогорск. Впрочем, с ними нашу страну связывает не только левый энтузиазм. До конца 1970-х годов архитекторы Голландии решали, по сути, те же задачи, что и отечественные зодчие. В 1950-1960-х там так же, как и Союзе, темой номер один было массовое жилое строительство. Затем, с появлением избытка стройматериалов, возникла возможность внести некое разнообразие, воплотившееся в структурализме. То, что до какого-то момента капиталистическая Голландия и социалистические Советы шли одним и тем же архитектурным курсом, несколько озадачивает. Оказывается, различие политических и экономических укладов вовсе не так уж и важно. Возможность проведения подобных сравнений – одно из главных достоинств исторической выставки.

2013_11_01_Holland_Architecture_Hermitage_2

С хронологическим появлением в экспозиции работ Рема Колхаса преимущества исторического подхода уже не кажутся столь убедительными. Вероятно, в 1978 году члены жюри конкурса на новое парламентское здание чувствовали себя так же, как и посетитель экспозиции — что-то переменилось, только вот что? Графика, подход, идеология Колхаса ощутимо отличаются от предшественников. И тут выставке ощутимо не хватает концептуальной позиции. Как отбирались работы до 1980-х — вполне понятно. Но на чем основывался выбор того или иного проекта после Колхаса — вовсе не очевидно. Представленные материалы – это дистиллированный архив. Как и любой архив, экспозиция молчалива. Она не говорит со зрителем. Не предлагает ему объяснения того, как случилась архитектура Рема Колхаса или Пита Блома. Есть лишь набор артефактов, суждение о которых зрителю предстоит выносить самостоятельно.

В стремлении привезти в Петербург побольше, Малич порой поддается искусствоведческой жадности. Так на выставке оказался макет — вариация на тему павильона «Филипс» Ле Корбюзье. Формальным оправданием присутствия которого служит то, что в работе над ним участвовал голландский инженер де Граф. Хотя возможность увидеть оригиналы Ритвельда, Альдо Росси, Блома, Колхаса и Эрика Ван Эгераата трудно переоценить.