Как же все-таки интересно и полезно бывает полазать по крышам. Обычно это делается ради того, чтобы поснимать интересные картинки и увидеть с необычного ракурса свой любимый город. А новый ракурс — это всегда небольшое открытие. Именно оно и случилось со мной как-то раз прошлым летом.

Взобравшись на крышу одного из домов в переулке Гривцова, я привычно посмотрел в сторону Исаакия — ну конечно, главная доминанта, «залез на крышу — переснял соборы», как говорится — и увидел в соседнем дворе скрытый от посторонних глаз сад, старинный особняк и невероятной красоты ажурную террасу с роскошной лестницей. Что бы это могло быть? Новое, недоступное и неизвестное...

Придя домой, я быстро выяснил, что таинственный сад и особняк — не что иное, как сохранившиеся части комплекса построенной в 1755-1759 годах городской усадьбы Демидовых, знаменитых промышленников. Но почему усадьба и откуда в городе это сельское название? Все просто — Демидовы получили землю в этом месте еще в первой половине XVIII века. В те далекие времена текущая рядом Мойка была на границе города, и ее берега застраивались не сплошь домами, как это привычно для нас, а по участкам — на большом куске земли располагались дом, служебные здания, сад, оранжереи — в зависимости от достатка владельца. Например, чуть дальше по течению Мойки, одновременно с Демидовыми свою усадьбу построил Михаил Ломоносов.

Если идти по переулку Гривцова, то загадочный сад и особняк просто так не увидишь. Дело в том, что в XVIII веке этот переулок, кстати, называвшийся Демидовым — заводчики владели чуть ли не всей землей вдоль него — считался второстепенным проездом, и особняк был ориентирован на Мойку, торцом к переулку. А с боковых сторон сад был огорожен высокими двухэтажными флигелями, которые до сих пор берегут его от посторонних глаз.

Благодаря любезности хозяев особняка, мне удалось попасть на территорию. Внутреннее убранство почти не сохранилось – после революции 1917 года старая усадьба не раз меняла хозяев. Оказавшись в саду, я вдруг понял, что заработала машина времени, и я стремительно переношусь в середину XVIII столетия… Меня окружала подлинная история — нетронутый яблоневый сад с тенистыми деревьями, здание первого в России кегельбана, уникальная чугунная терраса, изготовленная на демидовских заводах. А с фасада особняка на меня смотрели лица, изображенные на изящных чугунных барельефах — по легенде, имеющие портретное сходство с членами семьи. Шум огромного города остался где-то позади, цветы на чугунной террасе благоухали все сильнее, и я не устоял перед искушением отведать яблок, растущих в этом недоступном для посетителей месте...

02_mg_7907

03_mg_7878

04_mg_7894

05_qibhtous3dc

06_mg_7862

07_mg_7821

08_mg_7840

09_mg_7743