Юрий Штапаков «Личная территория». Библиотека книжной графики, 25 октября – 13 ноября 2013.

img_0319

Греческое слово «τέχνη» уже перестало быть определением для качества искусства. Однако, для таких областей как книжная иллюстрация мастерство художника - залог существования.

На выставке «Личная территория» Юрий Штапаков представил работы, которые были созданы в разные годы и в разных техниках, но с одной целью - показать тексты. Здесь и разнообразные техники гравюры, акварель, гуашь, масло, и совершенно экспериментальные для иллюстрации акрил на жести, ассамбляж, инсталляция. Здесь герои Хармса, Виана, Достоевского, обложки к «Хоббиту» Толкиена, «Уловке-22» Хеллера, «Письмам» Сенеки и «Театру» Моэма.

img_0335

Иллюстрация - как сценарий по книге: всегда есть тот, для кого, как для Маленького Принца, «барашек» не такой. Как точно сказано в аннотации к выставке, персонажи Штапакова уже существуют. Задача художника - заставить читателя забыть о своем представлении, уловить авторский образ и развить так, что возвращаться «к своим баранам» будет не нужно. Перевербовать читателя в зрителя – цель для иллюстратора.

«Личная территория» по своему характеру и фактуре очень разная, но шероховатость - общая для всех черта. Взгляд «запинается» за работы, которые не столько дополняют текст, сколько преломляют его и по-новому трактуют. Образы выходят за пределы плоскости: инсталляция «Преступление и наказание» – это топор, на котором расположились персонажи, стена парадной с процарапанными граффити и обгоревшее Писание.

Фактурные холст-масло с широким и сочным мазком - «Случаи» Даниила Хармса: Пушкин зажимает нос при виде мужиков, а Камаров предлагает ловить котов. Сухая игла и акварель – Окнов отрывает Козлову ногу; голова Петрова застревает в люке для водостока. Художник не раз говорил о своей симпатии к Хармсу, и в иллюстрациях – игра или заигрывание с персонажами, которые приобретают объем, фактуру и лицо, из-за оконных створок выглядывает сплав сюрреализма и экспрессионизма в переживании Юрия Штапакова.

img_0311

Виановская «Пена дней» – большая серия работ, выполненных акрилом на старом кровельном железе. Изображения живут самостоятельно, перескакивая с одного листа на другой, как на раскадровке. Издание так и не появилось, но книга с этими иллюстрациями ожила. Плоскостные картинки с мешаниной событий, россыпью действий и героев наполнены откликами искусство на разного времени, от Рублева и супрематизма до цитат из работ «Новых художников». Штапаков интерпретирует классиков, приспосабливая их под нужный масштаб, иллюстрацией может послужить фрагмент из надрывного Пикассо, поставленный на сцене в обложке «Театра» Моэма.

Историю искусства художник перерабатывает под собственные нужды: деревянные Хлоя, Колен, Ализа оторвались от плоскости или сделали ее частью себя, контуром. Больше всего они похожи на контррельефы Татлина: простота материалов и их соединения, умеренность цвета, осязаемость, графичность. В самостоятельности по отношению к пространству есть сходство с некоторыми работами Даниэля Споерри.

img_0283

Позиция Юрия Штапакова в вопросе технического мастерства такова, что он упирает на собственную «неученость», при этом является организатором Санкт-Петербургской печатной студии, признанным мастером, которому доверяют профессуру в Смольном институте свободных искусств и наук по печатной графике.