Фриц Ж. Ротганс "Голландия в цвете". Санкт-Петербург, РОСФОТО, 16 октября - 24 ноября 2013.

ротганс

В государственном центре РОСФОТО работает выставка «Голландия в цвете» Фрица Ж. Ротганса — фотографа, который снимал захватывающие панорамы голландских городов, воздушные порты, вертолеты и супермаркеты и имел амбиции демиурга.

Первое, что бросается в глаза на выставке Ротганса — стремление к масштабности. Широта штриха прочитывается уже в биографии фотографа: начав работать в тридцатые, перепробовав самые разные техники и манеры и не удовлетворившись в полной мере ни одной, Ротганс стал мастерить фотокамеры самостоятельно — такие, которые будут способны охватить все то, что видит он.

Взгляд Ротганса на мир — отстраненный и свысока. Он снимал огромные лайнеры и городские панорамы — меньший размах был неинтересен. Пароход «Новый Амстердам» на его снимках не плывет — парит по реке, а столица Голландии предстает во всех деталях — выбирай любую и рассматривай. Люди здесь — участники общего движения, частицы огромной панорамы мироздания. Они снуют по городским рынкам и едят в уличных кафе, смотрят парады и прокладывают газопровод, но всегда остаются лишь частью общего потока бытия. И даже если человек оказывается в кадре один (как, например, на его высочество принц Бернхард, в орденах, с ленточкой на животе и саблей в руках), то смотрится скорее как полумифическая фигура с классического портрета маслом, нежели живое существо.

Наблюдение за миром порой оборачивается его критикой — в частности, общества потребления. Бесконечные тележки в супермаркетах, распаленные солнцем дешевые пластиковые столики в кафе, ряды однотипных цветных автомобилей на парковках — Ротганс хладнокровно фиксирует эти явления и дает снимкам хлесткие названия, вроде «Загона для овец». Но все же есть что-то в этом мире, способное примирить с его несовершенством. Например, идиллические пейзажи амстердамских пригородов — как на фотографии с названием «Эдем». Рай по Ротгансу — это тихие буколические уголки, аккуратные домики и будто игрушечные лодки с девушками в пестрых платьях.

Здесь можно увидеть и портрет самого Ротганса. Седой и изящный человек сидит на крыше одной из высоток и увлеченно наблюдает за раскинувшимся перед ним Роттердамом, готовясь навести на город объектив одной из своих самодельных камер. Не буквально, но метафорически возвышаются над миром и некоторые герои его работ. Так, очевидно, что мужчина на одном из снимков («Пульт управления»), сидящий спиной к зрителю за пультом управления и через множество камер наблюдающий за тоннелем, интересен Ротгансу именно в этом смысле — как фигура, наделенная властью над «земным». Управлять можно и «небесным»: на другом снимке миниатюрный человек с двумя табличками в руках подает сигналы взлетающей махине-вертолету на фоне сливающихся с горизонтом очертаний города.

При своей относительной простоте метод Ротганса обладает ценным свойством — романтической бескомпромиссностью. Если снимать — то небо и королей, в полный рост и в максимальную широту кадра. И пусть в этой жажде всеохватности за кадром остаются детали и теряются характеры. В конце концов, так ли это важно, когда владеешь всем миром?