Россия для иностранных промоутеров, издателей, групп — далеко не освоенный, но довольно лакомый кусок рынка. Все больше артистов решаются на продолжительные туры по стране, и теперь концерт Amorphis во Владивостоке — уже не история из области фантастики, а реальный факт. Насколько эффективно идет процесс в обратную сторону и нужны ли русские группы на Западе?

2013_11_22_Amorphis

По этому поводу на октябрьской музыкальной конференции Music & Media Finland в Тампере, которую ежегодно посещает около 700 делегатов со всего мира, был организован семинар в рамках программы с говорящим названием Doing Business in Russia & The Baltics. ART1 опросил финских и российских деятелей музыкального бизнеса и пришел к выводу, что в концертной деятельности степень близости двух стран далека от интимной.

Туда

Для петербуржца Хельсинки, по сути, ближе, чем Москва. Кто-то ездит туда за покупками, но многие старательно изучают местные афиши и ловят тех музыкантов, что не доезжают до Петербурга. Помимо концертов, наших земляков можно встретить на фестивалях Tuska, Flow, Ilosaarirock, Provinssirock, Ruisrock.

В Финляндию стремятся и русские группы. Ведь для них это первая настоящая европейская страна, с правильным подходом к организации и отношением к артисту. По словам Кирилла Соловьева, барабанщика группы «Скафандр», финансовая сторона зарубежного тура выглядит так. Если музыканты едут в небольшой тур по клубам, где нет никакой аппаратуры (пустая сцена с колонками — это совершенно нормально в Европе), то гитарные усилители и барабаны (если они есть у группы!) везут в минивэне. Нет микроавтобуса? Его аренда, вместе с бензином и водителем, в зависимости от размера аппарата и продолжительности поездки обойдется от 80 до 300 евро в сутки. Плюс возможная плата за проживание. Хотя, опять же, ситуация в каждом случае – индивидуальная: скажем, по словам лидера московского трио Punk TV Алекса Кельмана, его группа несколько посещала Суоми на поездах и самолетах — и никогда не возила с собой ничего, кроме основных инструментов.

Punk TV

Некоторые приезжают в рамках дружеского обмена с местными командами, как, скажем, группа Feddy, игравшая в городе Йоэнсуу. Других приглашает некоммерческая организация Tusovka ry, которая с 1998 года возит в Хельсинки самые разнообразные коллективы, типа «Скафандра», «Сказов леса» или «Наеховичей». Виза делается бесплатно, гонорар минимален, вписка — у хозяев, организация живет за счет небольшого гранта культурного отдела Муниципалитета Хельсинки. Пробиться в их список нелегко — желающих много, возможностей мало.

На финские фестивали русских зовут неохотно, к тому же им приходится состязаться с сотнями локальных банд. Редкие примеры — появление группы Amatory на Tuska или Земфиры на Rock the Beach. Известно также, что в следующем году фестиваль Flow, в лайнапе которого в 2012-м силами европейцев появился петрозаводский дуэт LoveCult, собирается пригласить одну русскую группу. Однако все это — примеры исключительные. Впрочем, Петри Варис, продюсер фестиваля Ilosaarirock, еще несколько лет назад говорил, что его детище готово помогать качественным альтернативным группам делать первые шаги за рубежом — если у них будет достойный артистический уровень.

LoveCult

Похожим образом обстоит дело с выступлениями в клубах. Здесь вообще получается замкнутый круг: арт-директорам хочется, чтобы у группы в Финляндии был представитель, который рекламировал бы их у себя на родине, а группа как раз и хочет выступить, чтобы наладить контакты. Журналист, промоутер и музыкант Макс Хаген вспоминает, как он пытался свести одну московскую группу с лейблом в Суоми: «В итоге, чтобы оценить ситуацию, финны просто попросили привезти коробку дисков, которые разнесли бы по магазинам и дали некоторую рекламу. Хотя, конечно, в маленькой стране для успеха достаточно и скромных продаж».

Арт-директор крупнейшего хельсинского рок-клуба Tavastia Юхани Меримаа, однако, довольно добродушно рассуждает на эту тему: ««К нам в Хельсинки приезжает много людей из Петербурга. У нас живет много русских. Наверное, им интересна российская рок-музыка. Так что можно сделать своего рода тест — попробовать поискать русскую аудиторию здесь. Прощупать рынок, сделать первые шаги. У нас в мае, к примеру, играла группа «Ю-Питер», зрителей было не то чтобы очень много, но достаточно. Понятно, что дело не только в клубах, но и в медиа, радио, лейблах. Надо начинать что-то сделать — в целом. Если группа поет по-русски, у нее есть вариант найти местную русскую аудиторию. Зато с английским появляется больше шансов на внимание европейской публики». В словах Юхани есть смысл, потому что сейчас русская диаспора — самая значительная в Финляндии, каждый четвертый иностранец — из России или стран бывшего СССР. В городе Турку вообще есть русский район Вариссуо.

helsinki_tavastia Клуб Tavastia в Хельсинки существует с 1970 года, здесь выступали Нико, Том Уэйтс, Public Image Ltd и Ник Кейв.

«Русские эмигранты ходят в Хельсинки на известных артистов — Земфиру, «ДДТ», — возражает Илья Бортнюк, глава компания «Светлая музыка». — Мне поступали предложения возить наших — но на уровне выступления «Гостей из будущего» в казино. А если на «СБПЧ» в Питере приходит 80 человек, то в Хельсинки явно будет человека четыре. О русских группах нет достаточной информации. А финны сами не ищут эти группы. Правда, если случается что-то подобно европейскому контракту Motorama, то интерес, безусловно возникает».

Тапио Корьюс, основатель лейбла Rockadillo, справедливо замечает: «О русской рок-музыке финская публика знает мало, потому что нет соответствующей инфраструктуры в России. Нет менеджеров и агентов, которые могли бы заниматься экспортом. Отсутствуют экспортные музыкальные конторы, которые существуют в других странах. Но мы надеемся развивать Music & Media Finland в качестве платформы для демонстрации российских талантов Финляндии и другим странам».

Единственной русской группой на финском шоукейсе была симфо-металическая команда из Петербурга Trelleborg. Их пример доказывает, что при должном усердии Суоми может быть окошком в Европу.

trelleborg Trelleborg

«Не думаю, что для российской группы сейчас так уж сложно выступить в Финляндии, — говорит вокалист Кирилл Островский. — Оценивать наш статус там в данный момент довольно трудно, так как мы делаем лишь первые шаги в освоении финского рынка. Могу лишь сказать, что перед выходом альбома на выставке Finnish Music Expo / Helsinki Metal Meeting мы активно распространяли печатную продукцию и промо-диски — тогда как раз должен был выйти наш дебютный альбом Lands Of Njord, дистрибьюцией которого на территории Финляндии занимался лейбл Firebox Records. Позднее альбом появился в финских интернет-магазинах, торгующих музыкой в цифровом виде, таких как Radio Rock, MTV 3, Meteli. На CD я тоже видел его в продаже в одном из магазинов Хельсинки».

Сюда

Финны в Россию также хотят. Но, в первую очередь, те, кто уже имеет успех в Европе и США. Такие группы как Children of Bodom, Nightwish, HIM, The Rasmus, Elakelaiset весьма известны в России. А группа Amorphis только что отыграла в тур в девяти городах, добравшись до Владивостока.

По словам Сергея Бабича, организатора конференции музыкальной индустрии Colisium, примерно раз в два месяца ему через российских посредников поступают запросы о проведении клубных выступлений финнов в Петербурге: «Финские артисты нам известны. Рынок понятен. Связи налажены. Есть несколько российских промоутеров, которые проживают в Финляндии и обеспечивают постоянный доступ к менеджменту финских артистов».

elakelaiset-promo_pic_2012_big Elakelaiset

Илья Бортнюк еще в конце 1990-х привозил в Петербург синти-поп-группу Aavikko, Джими Тенора, и с тех пор активно посещает Финляндию по музыкальным делам: «Впервые оказавшись в Хельсинки, я не то, чтобы влюбился, но определенную атмосферу почувствовал, что-то близкое и необычное одновременно». С тех пор его фестиваль Stereoleto не обходится без групп из Суоми. Нельзя сказать, что это деятельность коммерческая, скорее — просветительская. В таком случае российская виза для финнов — дело довольное простое. Через консульство, с приглашением ее можно сделать бесплатно за восемь дней. А вот в финской панк-среде, по словам промоутера Кирилла Михайлова, группам приходится бороться с российской бюрократией еще на родине, обращаться в турфирмы, выполнять много бессмысленной работы, что порой отбивает желание приезжать вообще.

Букинг-агент «Светлой музыки» Марина Лукаш, бывшая спикером на семинаре программы Doing Business in Russia & The Baltics, говорит, что культурная экспания продолжает входить в планы компании: «Хотелось бы привозить группы до того, как они выстрелят. Так налаживаются особые связи. К тому же приятно быть первооткрывателем. В следующем году мы хотим сделать небольшой шоукейс финской музыки при поддержке Music Finland и Music & Media Finland. Да, можно потерять немного денег, но зато показать отличные коллективы. Я уже видела в Тампере три достойные привоза группы — Nuria, RinneRadio, Satellite Stories».

rinneradio RinneRadio

Другой спикер, музыкант и арт-менеджер клуба А2 Геннадий Боголепов комментирует: «А2 не может привозить малоизвестные финские группы, потому что мы — большой клуб. Но я уже предложил на семинаре, что достойная финская группа может попасть на саппорт серьезного артиста. Мы будем только «за». Правда, ехать придется за свой счет. Удивительно, что я ни разу не получал таких запросов от финнов, от прибалтов. Хотя от россиян приходит миллион заявок на участие в качестве разогрева».

Основная проблема финских групп созвучна проблемам соседей — несмотря на то, что в том же Тампере с пригородами играет около 1600 команд, значительная их часть не озабочена целенаправленной экспансией в огромную Россию, до которой рукой подать, уповая на всеобщее сарафанное радио. Мирка Песонен, менеджер по проектам и продвижению компании Music Finland, замечает, что рынок Германии и других стран Центральной Европы пока что более важен для финского музыкального экспорта: «Выступления в России сопряжено с большим количеством практических сложностей, чем в других странах, вроде получения визы, декларирования музыкальных инструментов и так далее. Кроме того, порой здесь невысокие гонорары, а выручка от рекорд-продаж низка или вовсе отсутствует».

«Многие любят HIM, но думают, что они англичане или, возможно, американцы, — замечает Марина Лукаш. — Четко с Финляндией ассоциируются только Lordi. Наверное, это основная проблема — группы не выпячивают, что они из Финляндии. Они хотят быть, в первую очередь, европейскими артистами». Так что срочно проверьте прописку любимых команд — возможно, некоторые из них окажутся из страны тысячи озер.

lordi Lordi

А россиянам, очевидно, остается только посоветовать запастись терпением и попробовать сделать тур длиной несколько недель по странам Шенгенского договора. Предварительно научившись рекламировать себя и работать в обстановке, где, в отличие от России, действуют правила шоу-бизнеса. Чтобы не попасть на серьезные деньги. Инвестиции неизбежны.

Финская группа Elakelaiset выступит в клубе «Зал ожидания» 15 декабря