Эскизы проекта реконструкции Апраксина двора, выполненные архитектором Тимуром Башкаевым, несмотря на их среднее качество, следовало бы отнести к жанру архитектурных утопий.

Apr_Dvor_pres_UPD_3 Фото: www.spbinvestment.ru

Через Апраксин двор ежедневно проходят большие потоки людей, но он так и остается вещью в себе — едва ли среди посетителей найдется много таких, кто хорошо знаком со всеми его закоулочками и тупиками. Ассортимент товаров в небольших магазинчиках и на развалах одновременно банален и непредсказуем: недорогие цветастые пуховики, индийские шарфики, павловопосадские платки, белорусские часы, свадебные наряды, шторы, подержанные велосипеды, сапоги на липучке, цветные шнурки, перчатки из всех мыслимых материалов.

Как и многие большие вещевые рынки, Апраксин двор в последние годы превратился в квартал национальных меньшинств, где горожанин чувствует себя немного чужаком. Летом иностранная речь и продаваемый на улице айран кажутся скорее нескучной экзотикой, а вот в зимних сумерках ощущение опасности становится куда более отчетливым. Чем дальше от Садовой улицы, тем крепче держишь сумку и тем меньше хочешь остановиться поглазеть на турецкие кофточки. Часть корпусов, некоторые из которых уже скорее руины, чем здания, огорожены синим забором.

Apr_Dvor_pres_UPD_3 Фото: www.spbinvestment.ru

Необходимость перемен в Апраксином дворе продиктована не столько неблагополучием места, много обсуждаемым в последнее время, сколько состоянием построек, которое с каждым годом ухудшается. После сразу двух неудачных попыток реконструкции Апраксина компанией «Главстрой», комплекс вроде как вернулся в ведение города, и Смольный с новой решимостью взял дело в свои руки. Комитет по инвестициям объявил конкурс, в результате которого московское бюро Тимура Башкаева уже успело сделать эскизы.

Apr_Dvor_pres_UPD_3 Фото: www.spbinvestment.ru

Судя по обещаниям, Апраксин двор должен превратиться в прямо таки райское место. Почти половина территории будет отведена под культурно-развлекательные функции, поговаривают даже про институт медиа, дизайна и архитектуры. Торговля предполагается не слишком навязчивая — аутлеты, магазины эко-продуктов, лавочки с местными поделками. Словом, шумный и грязный рынок планируют трансформировать в кусочек безмятежного европейского города — такого, каким он может быть только в самых отвлеченных мечтах. Эскизы служат хорошей иллюстрацией к задумке. Здесь и летние кафе, и лекторий с большой лестницей в качестве аудитории, почти как в московской Стрелке, и идиллические зимние картинки с детьми, одетыми в смешные шапки. Проблема в том, что картинки — это всего-навсего картинки, плод нехитрого воображения, обретший форму и цвет благодаря компьютерным программам. Нет оснований полагать, что за ними стоит серьезное понимание, как комплекс будет работать. Это, вообще говоря, довольно сложная задача для архитектора чисто технически — понять, какого размера должны быть сдаваемые в аренду помещения, как устроить дорожки между ними, как распределить функциональные зоны таким образом, чтобы люди проходили вглубь квартала, а не заходили в два-три ближайших ко входам магазина.

Представленная схема расположения зданий, по меньшей мере, вызывает вопросы. Скажем, в непосредственной близости от Садовой улицы расположены помещения «коворкингов» и мастерских, а вот развлекательные центры отодвинуты почти в самую глубину. Хотя, казалось бы, скорее молодой дизайнер пройдет лишних пару сотен метров до компьютера с интернетом, чем мама с ребенком в поисках развлечений. На схеме обозначена такая функция, как апартаменты, явно требующая пояснений. Кафе и рестораны тоже задвинуты куда-то подальше от основного пешеходного потока, и как будущие арендаторы будут сводить концы с концами, одному богу известно. Едва ли посетители культурных мероприятий, проходящих неподалеку, смогут обеспечивать достойную дневную выручку.

Apr_Dvor_pres_UPD_3 Фото: www.spbinvestment.ru

Однако и «логичное» размещение функций не гарантировало бы Апраксину двору успеха. Объект невероятно сложный, и его решение, с учетом всех ограничений, может быть только, что называется, прорывным, или как любят в последнее время говорить в Смольном — креативным. Рутинное прорисовывание восстанавливаемых корпусов с добавлением нескольких милых деталей не отвечает ни на один из важных для этого места вопросов. Смогут ли сюда приезжать люди на машинах? Как обеспечить более или менее равномерную проходимость на территории всего огромного комплекса? Как приспособить исторические корпуса, разбитые на сотни мелких помещений, к коммерчески целесообразной деятельности? Как новый комплекс будет взаимодействовать с городом? На фоне столь принципиальных недоработок обсуждать мелочи, вроде неуклюжих дизайнерских решений, и смысла нет.

Главная сложность новой попытки реконструкции Апрашки, на деле, лежит вне плоскости архитектурных решений. Совершенно непонятно до настоящего момента, кто заплатит за этот парадиз открытых культурных площадок, дизайнерских магазинчиков и уличных кафе. Логично предположить, что у компании «Главстрой» были причины, по которым она так и не взялась за проект. Тем более, и новых крупных инвесторов на горизонте не видно. Может статься, что задача стоит не придумать для Апрашки интересное применение, а найти хоть какое-то, которое позволило бы ей жить полноценной жизнью без больших бюджетных вливаний.

Apr_Dvor_pres_UPD_3 Фото: www.spbinvestment.ru

Зря, наверное, инициаторы реконструкции так запросто разбрасываются тем, что есть. В Апраксином дворе уже сложились некие форматы торговли. Наверняка есть шанс их сохранить, сделав более благообразными. Реконструировать здания XIX века под культурный центр — намерение хорошее, но неизвестно, осуществимое ли в нынешних условиях. Заказывая под него архитектурные эскизы на скорую руку, в Комитете по инвестициям явно пытаются кого-то обмануть, не исключено, что и самих себя. Правда, психологи утверждают, что главное — увидеть картинку, цель, к которой стремишься, и тогда возможны даже чудеса. А если чудо случится, то так ли уж будет важно, красивые вышли навесы или так себе.