Премьера мюзикла Виктора Крамера «Музыка серебряных спиц» по мотивам песен группы «Аквариум» оставила много вопросов. Главный из которых: что это было?

67842_451141118341150_1731055092_n

О том, что Виктор Крамер, известный театральный режиссер и востребованный постановщик корпоративов, взялся за создание мюзикла по песням «Аквариума», было известно давно. Вряд ли в этом году нашлось бы другое театральное событие, удостоенное такого внимания еще на стадии подготовки и репетиций. Любопытство публики подогревалось и тем, что премьера музыкального представления «Музыка серебряных спиц» была приурочена к 60-летию Бориса Гребенщикова. По словам режиссера, БГ не только дал добро на безвозмездное использование своих песен, но также одобрил идею и сюжет.

Главный герой постановки — Дубровский (его играет актер Сергей Беспалов из Большого театра кукол) прямо со своей свадьбы переносится в сказочную местность Загребенье. На своем пути он встречает многочисленных героев песен «Аквариума» (тут все — Иван и Данило, и Старик Козлодоев, и мальчик Евграф), а в финале встает перед выбором: остаться в стране чудес, чтобы спасти сказочное государство от надвигающейся беды, или вернуться к своей невесте в мир рутины. Канонический сюжет, известный по «Волшебнику из страны Оз» и «Алисе», разворачивается на фоне масштабных декораций и анимационных проекций. По режиссерской задумке, они призваны показать зрителю все разнообразие вымышленного мира, по которому, как в наркотическом или алкогольном угаре, путешествует протагонист.

Без сомнения, средства потрачены внушительные, да и работа проделана огромная. Неслучайно Виктор Крамер особо подчеркивает, что в постановке задействованы по большей части непрофессиональные или совсем молодые актеры, которые не столько репетировали, сколько учились. Тем сильнее разочарование, которое испытываешь уже на первых минутах. Сразу же появляются вопросы, и адресованы они не молодым артистам, которые действительно лезут из кожи вон, а режиссеру мюзикла.

«Сколько мы ни пели — все равно, что молчали» (Борис Гребенщиков, «Праздник урожая во дворце труда»)

1471335_451141175007811_1075545608_n

Можно ли многочисленные технические проблемы, которые на протяжении всего представления сбивают участников и мешают зрителям, ставить в упрек режиссеру? Вне зависимости от ответа, очевидно, что когда звук вдруг резко появляется лишь на втором куплете, или наоборот, артист забывает выключить микрофон и все слышат, как он общается с кем-то за кулисами, впечатление медленно, но верно портится. Неужели почти за полгода подготовки нельзя было решить вопросы, связанные с техническим обеспечением, или обучить ребят, задействованных в постановке, грамотно обращаться с радиомикрофонами?

Проблемы возникали не только со звуком. Как ни странно, но именно технический сбой чуть было не спас один из эпизодов. Под песню «15 голых баб» на сцене появились гигантские надувные женщины, одна из которых оказалась несколько сдутой. Ее нелепые движения, а также отчаянные попытки управлявшего этой фигурой артиста исправить ситуацию, оказались чуть ли не самым смешным номером всего второго действия. Разумеется, со временем технические проблемы будут исправлены. А вот удастся ли поправить положение дел, не связанных с технической оснащенностью постановки — не факт.

«Не верь ни единому сказанному мной слову» (Борис Гребенщиков, «Господу видней»)

379681_451141148341147_1874640835_n

Структура спектакля вполне логична и состоит из череды музыкальных номеров. Путешествие героя, таким образом, выглядит перемещением от одной песни «Аквариума» к другой. Тут все понятно. Вопросы вызывает трактовка. Прямолинейность восприятия текстов если не раздражает, то оставляет в недоумении. Если в песне есть слово «баба», значит и на сцене — баба, и не одна. Упоминаются в тексте растаманы — пожалуйста, на сцене их целая компания, с дредами и в полосатых шапках. Поют про поезд — над сценой раскачивается, как бы вы думали, что? Паровоз! Такой подход, напоминающий анекдот о чукче, который поет про то, что видит, вероятно, упростил режиссеру задачу, однако, напрочь выветрил из постановки присущую песням «Аквариума» неоднозначность и глубину. Получилась некая адаптация творчества Гребенщикова для зрителей младшего школьного возраста.

«Я устал быть послом рок-н-ролла в неритмичной стране» (Борис Гребенщиков, «Герой рок-н-ролла»)

7698_451141088341153_177239654_n

В работе с кавер-версиями песен «Аквариума» так же чувствуется небрежность. Из нескольких десятков музыкальных номеров запоминающимися можно назвать от силы два — «Иван и Данило» и «Вавилон». Остальные — явно проходные и изо всех сил поддерживают и без того шаткую сюжетную конструкцию. То, что произошло в руках именитого режиссера с такими хитами БГ, как «Стаканы» или, скажем, «Город золотой», можно обозначить одним словом — пародия. Молодые исполнители зачастую не вытягивают свои партии, сбиваются с тональности, теряют ритм, но ведь они не профессионалы и, надо отдать должное, делают все, что в их силах. Если бы не классная работа группы Markscheider Kunst, которая по счастливой случайности подвязалась обеспечивать постановку живым звуком, все было бы совсем печально. Под руководством баритон-саксофониста «Аквариума» Сергея Богданова парни выручали во время затянутых пауз, отведенных для смены декораций, они же зачастую задавали происходящему на сцене хоть какую-то динамику.

«Мой друг-критик сказал мне на днях, что мой словарный запас иссяк» (Борис Гребенщиков, «Альтернатива»)

1456776_449321321856463_108413364_n

Актеры в «Музыке серебряных спиц» и сами молоды, и играют молодых людей. Вероятно, поэтому все без исключения их монологи (их немного) и диалоги (их полно) представляют какую-то невероятную смесь сленга и просторечий. Кажется, что и тут постановщики пошли по пути наименьшего сопротивления, отдав диалоги на откуп самим артистам. В итоге попытка воссоздать на сцене язык современной молодежи привела к обратному эффекту: текст плохо воспринимается, а постоянные «прикинь», «круто», «жесть» и «фигня» за время по-настоящему длинной постановки (она идет больше четырех часов с одним антрактом) под конец просто утомляют. Более того, многочисленные шутки, звучащие со стороны героев этого музыкального спектакля, часто оказываются за гранью, разделяющей смешное и пошлое. Чего только стоит ответ Дубровского на просьбу о помощи – «А мне до звезды!»

«Есть много высоких материй, мама, но я их свожу в одно» (Борис Гребенщиков, «Таможенный блюз»)

0xnhmxltrcw

В многочисленных интервью Виктор Крамер с упоением рассказывает о репетициях, о том, сколько всего нового узнали юные артисты, как много сил было потрачено на подготовку декораций, музыки и светового оформления. При этом он же постоянно называет этот проект экспериментом. Стал ли эксперимент успешным? С точки зрения прибыли — говорить пока рано, однако необходимо учитывать, что помимо спонсорской помощи и поддержки города, предоставившего сцену «Мюзик-холла», сбор дополнительных средств среди поклонников «Аквариума» был организован на одной из краудфандинговых платформ. Но с точки зрения рекламы возможностей Крамера и его команды в качестве организаторов элитных корпоративов — эксперимент безусловно успешный. Тут и девушки на сегвеях, и джамперы, и моноциклы, а также масса всего надувного, от кукол до парящего над залом глаза — настоящая выставка-продажа номеров для праздничных мероприятий.

Стоит отметить, что и артисты, и режиссер избегают называть свое творение мюзиклом и говорят о том, что это — музыкальное театрализованное представление. На деле же «Музыка серебряных спиц» — это вполне себе классический джукбокс-мюзикл, в основе которого — песни известного исполнителя. В мире немало примеров подобных постановок: и суперуспешная Mamma Mia! по песням ABBA, и We Will Rock You на основе творчества Queen. К сожалению, попытка создать нечто подобное на российском материале не увенчалась успехом. Хочется верить, что причины все же не в дисбалансе между коммерческими и творческими задачами авторов этого проекта, а в отсутствии культуры создания подобных постановок.

Мюзикл «Музыка серебряных спиц» идет на сцене «Мюзик-холла»