В лофт Rizzordi art foundation всего на несколько дней привезли выставку из итальянского павильона на XIII Венецианской бьеннале архитектуры. Лука Дзеви, куратор павильона, рассказал в нем историю итальянской промышленной архитектуры, начиная от фабрики Адриано Оливетти и заканчивая последними постройками Жана Нувеля. В интервью ART1 он рассуждает о национальных традициях архитектурного пейзажа.

02_stabilimentopozzuoli Фабрика Olivetti в Поццуоли

— Что подвигло вас сделать павильон на Венецианской бьеннале про промышленную архитектуру?

— В экономический кризис мы обнаружили, что промышленность — самая динамичная сфера в Италии. Все, что имеет пометку Made in Italy, всегда представляет собой нечто оригинальное. Что для нас было интересно, так это то, что итальянские промышленники хотят представлять себя и через архитектуру тоже, им недостаточно просто выпускать красивые вещи. Последние двадцать лет они строят красивые фабрики, офисы и так далее. Нас интересовала связь между архитектурными бюро и этими компаниями. Архитектура как бы тоже становится средством производства. Значит, развивая архитектуру, мы сможем развивать и производство.

— Значит ли это, что вы стремитесь представлять архитектуру как нечто функциональное?

— Отчасти, но не только. Заходя в красивое здание, люди лучше работают, им проще включиться в процесс. И, возможно, у них в результате получатся лучшие вещи.

— Хронологически ваша выставка начинается с Адриано Оливетти. Расскажите, пожалуйста, о нем.

— Именно он открыл для нас производство, основанное на научных исследованиях. Он изобрел множество новых продуктов, например, первый в истории персональный компьютер. И он же принес идею фабрики как города, а ее директора — как человека, ответственного за сообщество людей, работающих на ней, так или иначе включенных в процесс производства.

01_stabilimentopozzuoli_lago

03_operai_pozzuoli Фабрика Olivetti в Поццуоли

— Пожалуй, ни в одной стране мира нет такой сильной традиции классической архитектуры, как в Италии. С другой стороны, есть и современная итальянская архитектура, частично представленная на нашей выставке. Есть ли между ними настоящая преемственность и в чем она состоит?

— Она, безусловно, есть. Я бы даже сказал, что сегодняшние владельцы фабрик во многом выполняют функцию меценатов, вроде Лоренцо Великолепного. Наша задача в том, чтобы привести это в систему, наладить связь между производителями и архитекторами. Пока у нас есть много интересных людей, много сделанной ими работы, но нет общего направления движения.

— На вашей выставке представлены работы Тадао Андо из Японии и Жана Нувеля из Франции. Вы смотрите на то, что они построили в Италии, как на итальянскую архитектуру? Где пролегают границы национальной школы в эпоху тотальной глобализации?

— Это неизбежный процесс. Итальянские архитекторы, к примеру, Ренцо Пьяно и Максимилиано Фуксас, точно так же строят заграницей. Я не вижу в этом проблемы. Конечно, попадая в какую-то страну, архитектор оказывается под влиянием местной культуры, но он, вместе в тем, приносит и что-то свое, происходит своего рода перекрестное опыление.

12_ilab-italcementi-meier-architects-stezanno-bergamo Фабрика Italcementi i.lab в Бергамо. Архитектор: Ричард Майер

— Вы часто используете по отношению к архитектуре фабрик слово «устойчивый» (англ. «sustainable»), которое, кажется, стало слишком популярно. Что лично вы в него вкладываете?

— Я говорю о том, что исторические итальянские города являют собой интереснейшую систему в отношении того, как они функционируют. В том числе и то, как в них функционирует производство. С другой стороны, в Италии есть прекрасные пейзажи, которые тоже связаны с производством, например, сельскохозяйственным. Что нам нужно, чтобы перейти от индустриальной эры к эпохе зеленой архитектуры? Нам нужно всего лишь оглянуться назад. Мы ни в коем случае не должны стремиться повторить то, что было, мы живем в другое время, мы должны именно что двигаться в том же направлении, понять принципы. Скажем, в сельском хозяйстве нужно снова начать производить в одном месте весь набор продуктов, сокращая тем самым перевозки. Мы должны понять самую суть итальянского пейзажа. Не эстетическую, а функциональную.

13_fabbrica-solimene_soleri-architetto_vietri-sul-mare Керамическая фабрика Solimene в Виетри-суль-Маре. Архитектор: Паоло Солери

— В чем вы видите свою роль как архитектора и архитектурного критика в этом процессе?

— Я хотел бы, чтобы Италия написала новую главу в истории своего пейзажа. Перестала строить здания везде, где только можно. Чтобы этот пейзаж снова стал таким же сложным, каким он был в старых итальянских городах. Я не хочу сочинять законченную историю, я хочу перевернуть страницу, создать возможность некоего продолжения.

14_salewa-office-cino-zucchi-architetti-and-park-associati-bolzano Фабрика Salewa Headquarters в Больцано. Проект: бюро Cino Zucchi Architetti and Park Associati

08_cabel-industry-massimo-mariani-studio-empoli-firenze Центральный офис компании Cabel Indusrty в Эмполи. Архитектор: Массимо Мариани

— Кто ваш любимый итальянский архитектор?

— Мне многие нравятся. Бальтассаре Перуцци, Борромини, Пиранези.

— Как вы представляете себе архитектуру будущего?

— Такой же, как и в прошлом. То есть это будет что-то совершенно новое, но мне бы хотелось, чтобы она могла вступать в диалог со старой архитектурой. Для того, чтобы построить собор Святого Петра, когда-то разрушили чудную средневековую базилику. Новое со старым всегда находилось в непростых отношениях. В каждом периоде есть своя красота. Создавать нужно, не разрушая, но нельзя допускать и обратного, невозможно ограничиваться стремлением сохранить то, что есть.

«Архитектура. Made in Italy». Rizzordi art foundation, 4-9 декабря 2013