На ART1 — премьера клипа: петербургская инди-группа Bye-bye violet tapes представляет свое новое видео на песню Girls and boys.

2013_12_13_Bye bye violet tapes_2

Bye-bye violet tapes — команда, собранная, в основном, из музыкантов, приехавших из других городов. Радиф Кашапов, автор песен, журналист, прибыл в свое время из Казани, где пытался делать свой инди-рок. Егор Рязанцев, звукорежисер и вторая часть костяка группы, жил в Красноярске (и особо гордится тем, что однажды заменял штатного звукаря «Гражданской обороны»). Он записывал первый одноименный EP группы, вышедший в 2009 году на английском лейбле Parallax Sounds. Сейчас группа готовит сразу два мини-альбома: «Диалектика» — это напоминающие сонаты песни на нескольких языках, от татарского до польского, и «Диалектика наоборот» — более линейные композиции на русском, где-то между пост-панком и фанк-роком. Осенью Bye-bye violet tapes показали клип на трек «Хлеба и конфет». Песня Girls and boys — вторая премьера.

Радиф Кашапов, лидер группы:

«Песню Girl and boys я придумал, когда в очередной раз приехал к родителям в Набережные Челны. У меня там лежит пятиструнная гитара, на которой я под какой-то хип-хоповый бит быстро сочинил основные темы. Поскольку в этом городе всегда начинаешь думать о том, как жил раньше, испытываешь все эти упаднические мысли о прекрасном прошлом, я написал весьма однозначный, как мне кажется, текст о кризисе среднего возраста.

В песне заметную роль играет партия виолончели, на ней играет участница Surtsey Sounds Айжан Осташова. На барабанах — ранее ульяновский музыкант Радик Великов. Когда трек был записан, через некоторое время я увидел в ленте у своей подруги Юли фотографии из заброшенного пионерлагеря. И тут же понял, что у меня в голове звучит Girls and boys. Не очень долго думал, кого можно попросить что-нибудь снять. Аня Нева — мой давний товарищ, он сняла два документальных панк-фильма, а также несколько различных видео-зарисовок. Так что мне оставалось только найти им транспорт».

Анна Нева, режиссер:

«Радиф прислал запись и попросил съездить с камерой в заброшенный детский лагерь под Казанью. Я стала выяснять, где это место находится. На счастье, двое знакомых сказали, что точно знают, как туда добраться.

Приехали, поснимали нашего друга и водителя Андрея Кулина с игрушками. По большей части, мы там веселились, так как оператором была моя подруга Оля Волкова, а с ней всегда смешно. Заставляли Андрея бегать стометровку и все время переодеваться, чтобы в кадре было красное пятно (в итоге видео стало черно-белым — прости нас, Андрей). Через разбитое окно мы проникли в домик, там темно, паутина, а на двери написано: «Зачем ты так, СУКА!?» Вот мы и подумали, что действительно находимся в бывшем детском лагере. Но потом выяснилось, что приехали-то мы совершенно не туда, а на какую-то базу отдыха, и что заброшенных лагерей под Казанью аж семь. В общем, благодаря Гуглу и Наилю Валееву, нужный нашли только через месяц, едва не заблудившись в лесу.

В самом лагере было жутковато, мне везде мерещились собаки, и еще я чуть не заработала сотрясение. В общем, мне понравилось. Там ходишь по территории и чуть ли не слышишь детский смех. Конечно, всюду разруха и запустение, но остались, допустим, плакаты какие-то нелепые из 1990-х, тумбочки, кое-где даже стекла целые. Там можно остановиться посреди бывшей столовой, представить себе ораву детей, а потом осознать, что детей больше нет. Выросли дети. Состарились дети. Песня-то вроде как об этом, хотя, конечно, кто знает, что там имел в виду автор.

Получился в итоге коллаж из обрезков разных съемок, но по этой песне можно и целый фильм снять. Я кстати, ее послушала уже более 500 раз – пока не надоедает».