"Замок в Италии" (Un château en Italie). Режиссер Валерия Бруни-Тедески. В ролях: Валерия Бруни-Тедески, Луи Гаррель, Филиппо Тими, Мариза Бруни-Тедески, Ксавье Бовуа, Селин Саллетт, Пиппо Дельбоно, Андре Вильмс, Сильвио Орландо, Мари Ривьер, Орелия Пети, Бернар Ниссиль. Франция, 2013.

un-chateau-en-italie-valeria-bruni-tedeschi-louis-garrel

«У нас была империя» - говорит мать буржуазного семейства, собравшегося в своем замке в Италии. Очередное обсуждение хозяйственных вопросов, что нужно что-то делать с этой непозволительной роскошью обладания замком, Брейгелем и тому подобными пространствами и экспонатами, годящимися для музея, закончилось ничем. Луиза и Людовик, избалованные великовозрастные дети, крепко держаться за свое наследие и даже не собираются ничего менять. Подробности содержания имущества их не интересуют, как результат – садовнику опять забыли заплатить.

Картина позиционируется как романтическая комедия, тем не менее в начале фильма возникает ожидание социальной критики. Кажется, еще немного и авторы фильма вскроют роскошную оболочку европейской буржуазии, за которой разложение и тлен. Но нет, автор и не собирается ничего вскрывать, это действительно романтически фильм для вечернего просмотра. Картина, как бы это ни затасканно звучало, о поисках любви. Буржуазные декорации, на фоне которых разворачивается романтическая история, не предполагают критических изводов, но достаточно тонко и неожиданно юмористически обыгрываются. Комические сцены, которыми полна картина, осуществляют критическую функцию изнутри эволюционным, а не революционным путем.

Фильм Валерии Бруни-Тедески «Замок в Италии» - это трогательное ироническое повествование о круговороте жизни и смерти, о способности любить и мечтать. Две линии фильма – умирание старого и зарождение нового сплетены в увлекательную ленту символов, намеков и образов, метафорически обыгрывающую неизбежность смерти и чудо жизни. Фильм смотрится на одном дыхании, завораживая воображение визуальными размышлениями о поиске себя, о смерти и любви, о вере и доверии.

Кризис среднего возраста, усугубленный неотвратимой смертью неизлечимо больного брата и крах «империи», открывает глаза главной героине Луизе, открывает путь её желания: «жить для себя». Логично спросить, а что она делала ранее? Как она дожила до 43-х лет без какой либо работы и призвания, собственной семьи и друзей? Разве не «для себя» жила она?

Казалось бы, банальная формула «жить для себя», задающая ритм всему фильму, раскрывается по ходу повествования и складывается в жизнеутверждающую максиму: жить для себя – это любить и быть любимой. Это то, чего не хватает ни буржуазии, ни их слугам, знакомым и приятелям, но то, к чему все они стремятся.