В доме №58 по Садовой улице в XIX веке находились Спасская полицейская, куда пришел сдаваться Раскольников, и пожарная части. Методы дознания и средства пожарной сигнализации с тех пор изменились, но вид на «Петербург Достоевского» остался, в общем, прежним.

mg_4037

«Похолодев и чуть-чуть себя помня, отворил он дверь в контору. На этот раз в ней было очень мало народу, стоял какой-то дворник и еще какой-то простолюдин. Сторож и не выглядывал из своей перегородки. Раскольников прошел в следующую комнату. «Может, еще можно будет и не говорить», — мелькало в нем. Тут одна какая-то личность из писцов, в приватном сюртуке, прилаживалась что-то писать у бюро. В углу усаживался еще один писарь», — так в романе «Преступление и наказание» Достоевский описывал приход Раскольникова в отделение полиции после целования земли на Сенной площади. Дом, где произошло убийство старухи-процентщицы, находился в третьем участке (районе) Спасской полицейской части, в которой и служил следователь Порфирий Петрович, допросивший «убивца».

Проходя по Садовой улице в районе между Сенной и Никольским рынком, издалека можно увидеть 46-метровую каланчу, эффектно венчающую здание нынешней пожарной части №2, расположенной в доме №58. Рядом находится второе отделение полиции Адмиралтейского района — и в те далекие времена, когда они носили название Спасской пожарной и полицейской части, и сейчас эти здания олицетворяют здесь присутствие государства.

Благодаря любезности пожарных, мне удалось попасть на старинную каланчу, построенную в 1844-1849 годах по проекту архитекторов А. Я. Андреева и В. Е. Моргана. Облик здания с тех пор не претерпел значительных изменений. Башня изначально служила наблюдательным постом для пожарных. Круглосуточно, в зимний холод и летнюю жару, они несли вахту на верхней площадке и незамедлительно сообщали о признаках начавшегося пожара — появлении дыма или же открытого пламени. В зависимости от категории и места пожара на вершине каланчи на специальной Т-образной мачте поднималось нужное количество кожаных шаров, а ночью — фонарей. Окрестности каланчи — практически весь «Петербург Достоевского» — прекрасно просматриваются до сих пор. Возвышающаяся над домами, башня хорошо видна на круговой панораме Петербурга, снятой с Адмиралтейства в 1861 году.

fragment-panoramy-1861 Фрагмент панорамы Санкт-Петербурга 1861 года

С начала 1930-х годов каланча использовалась в том числе и как наблюдательный пункт системы МПВО — местной противовоздушной обороны. Во время Великой Отечественной войны там несли вахту защитники блокадного Ленинграда. До сих пор у дверного проема в верхней части башни сохранилась вырезанная на деревянной доске надпись «В С Смирнов 1941».

Шло время, развивались технические средства пожарной сигнализации. Сейчас каланча Спасской пожарной части — уже не наблюдательный пост, а уникальный элемент исторического ландшафта Санкт-Петербурга. Но не случайно на балконе у основания башни в любую погоду несет свое дежурство «Петрович» — символическая фигура пожарного в специальной одежде — «боевке» и каске, ведь пожарные, как и 150 лет назад, в любую минуту готовы выехать на борьбу с огнем.

mg_4918

mg_4927

mg_4948

mg_4957

mg_4983

mg_5053

mg_4814

mg_4823

mg_4840

mg_4849