После почти трехлетней паузы Роман Литвинов, известный как Муджус, на днях выпустил новый диск. Metamorphosis — это инструментальный саундтрек к одноименной выставке графики музыканта и дизайнера. Если после выхода предыдущей пластинки Downshifting про Муджуса писали, что родился новый Цой, то теперь, вероятно, скажут, что он — наш Гарольд Бадд. В списке композиций действительно нет ни одного электропоп-номера, только околоакадемические упражнения с фортепиано и шумами. ART1 решил вспомнить примеры удачного внедрения музыкантов на территорию музеев и галерей.

 

 

Жан-Мишель Жарр

В 1983 году повелитель синтезаторов написал музыку для выставки в универмаге для знакомых художников. Тираж пластинки Musique pour Supermarche был выполнен в одном экземпляре, продан на аукционе за 70 000 франков, а матрицы уничтожены. Тем не менее, нашлись поклонники, которые записали музыку на магнитофон в ходе единственного эфира на радио «РТЛ».

 

 

Алекс Джеймс и Дэмиен Херст

На волне успеха брит-попа басист группы Blur стал настоящим королем вечеринок. Иногда из дружеских посиделок вырастали кратковременные проекты, как супергруппа Me Me Me, в которой также играл Стивен Даффи из Duran Duran и Джастин Уэлш из Elastica. Их совместные треки Hanging Around, Hollywood Wives и Tabitha's Island были написаны для фильма Дэмиена Херста Hanging Around, и впервые прозвучали на выставке Spellbound: Art and Film в лондонском галерее Hayward в марте 1996 года — раньше музыка нового британского вторжения в такие места не попадала.

 

 

Евгений Федоров

Помимо группы Zorge (и реюнионов Tequilajazzz), Федоров уже много лет пишет музыку для фильмов и театральных постановок. В 2001 году в особняке Боссе в Петербурге прошла выставка «Подъем АПЛ "Курск"» с его саундтреком. Суровый дарк-эмбиент озвучивал материалы операции по подъему подводной лодки, затонувшей 12 августа 2000 года в Баренцевом море — две сотни фотографий и несколько часов видео.

 

2013_01_23_Kursk

 

New Order и Питер Сэвилл

Дизайнер и совладелец Factory Records, ответственный за энигматичный визуальный стиль манчестерского лейбла, оформлял всю его продукцию, начиная с 1980 года — обложки альбомов Joy Division, A Certain Ratio, Happy Mondays, плакаты, открытки, и всем им присваивал серийные номера. В 2003-м он сделал выставку своих лучших работ в Лондонском музее дизайна. Позже был издан озвучивающий ее мини-альбом The Peter Saville Show Soundtrack с музыкой New Order. На самом деле, лидер группы Бернард Самнер к этой затее даже не подключался, зато Питер Хук, Стивен Моррис и Фил Каннингем приняли самое активное участие и записали получасовой трек на стыке эмбиента и индитроники, не слишком похожий на основное творчество группы.

 

 

The Future Sound of London

В 2006 году FSOL создали аудиоинсталляцию A Gigantic Globular Burst Of Anti-Static в лондонском музее Kinetica. По словам музыкантов, они стремились создать «трехмерное свободное пространство», в котором слушатель должен был почувствовать себя потерянным в пространстве и времени.

 

 

Me and My Blonde и Ксения Никольская

В 2006 году дуэт Me and My Blonde записал музыку для выставки Ксении Никольской «Пыль». Сумрачные фотографии интерьеров заброшенного особняка в центре Каира, принадлежавшего послу кайзеровской Германии, были озвучены таким же атмосферным саундтреком.

Макс Хаген: «В 2006-м мы с Димой Первушиным замутили небольшой проект Me and My Blonde. Дима пел, я играл на гитаре, используя древний процессор DOD — получалось подобие лоуфайного дрим-попа. В Петербурге тогда подобных групп, по-моему, не было. Да и вообще здесь мы в чем-то опередили всю эту русскую лоуфайную волну, которую через несколько лет погнала «Афиша». И Ксения Никольская попросила нас сделать немного музыки к ее выставке «Пыль». Фотографии были прекрасны, мы записали несколько недлинных и таких же атмосферных вещиц, и еще одну собрали из шумов каирской улицы. С нашими умениями принцип и подход к музыке были очень простыми, раскручивавшийся дилэй играл едва ли не больше, чем я сам. Интересно, что когда через несколько лет я пересмотрел и переслушал эти «пыльные» картинки и музыку, оказалось, что с нашей тогдашней наивностью и, прямо скажем, дилетантским подходом, мы совершенно попали в точку. В мелодиях и обработках было и ощущение потусторонности и необходимый лаконизм. Но зато мне запомнилось, что когда выставка впервые открывалась в Петербурге, какая-то дама поинтересовалась, что за музыка: «Это же почти Курехин!». Я тогда подумал: "Ну, ни фига себе"».

 

2014_01_24_Sarageldine Palace, Cairo, 2006

 

Дэвид Линч

В 2007-м режиссер «Головы-ластика» и «Твин Пикса» представил в парижском фонде Cartier ретроспективу The Air is On Fire, посвященную всем периодам и жанрам своего творчества — от короткометражек и литографий до эротических фото. И сам же все это и озвучил с помощью множества индустриальных звуков. Спустя два года выставку привозили в московский фонд «Екатерина», а в 2011-м показали в Копенгагене. Компакт-диск с восемью безымянными композициями вышел в 2007 году на лейбле Strange World Music.

 

 

Kasabian и Ноэль Филдинг

В июле 2010 года комик, актер, телеведущий и музыкант Ноэль Филдинг в лондонской кондитерской Maison Bertaux открыл выставку Noel Fielding's Summer Art Show — живопись, графика, коллажи своего авторства и брата Майка. Озвучивал ее Серджио Пиццорно, гитарист рок-группы Kasabian, с которой Филдинг дружит и даже снимался у них в клипе Vlad The Impaler.

 

 

The National и Реньяр Кяртанссон

5 мая 2013 года американский квинтет шесть часов подряд играл в Нью-йоркском институте современного искусства одну и ту же песню — Sorrow из альбома High Violet. За время с полудня до 18 часов песня прозвучала 105 раз. Акцию по превращению концерта в арт-эксперимент, который кураторы МoМАPS1 назвали «звуковой скульптурой», придумал художник из Исландии Реньяр Кяртанссон. Вокалист The National Мэтт Бернингер потом шутил, что они что-то там напутали с сетлистом, и на бис тоже исполнили Sorrow.