«Скороход» отличается от большинства подобных площадок тем, что не зарабатывает на резидентах — потому что это единственное в городе пространство непрерывного театрального эксперимента.

mg_1875_6_7_fused

Где это

«Скороход» находится в нескольких минутах ходьбы от станции метро «Московские ворота» во дворе 107-го дома по Московскому проспекту сразу же за платной парковкой. Пространство расположено в 5 корпусе бывшего фабричного комплекса. Чтобы оказаться там необходимо повернуть от метро направо, пройти между рядами ларьков, пересечь парковку и подняться по узкой лестнице на четвертый этаж.

mg_1905_6_7_fused

Что было

Ранее это сооружение входило в комплекс зданий, принадлежащих крупнейшей в России обувной фабрике «Скороход». Это предприятие ведет свою историю с 1882 года, когда было основано «Товарищество Санкт-Петербургского производства механической обуви». Название «Скороход» фабрика получила в 1910 году. Обувная компания с таким названием существует до сих пор, однако, современное производство обуви занимает теперь значительно меньшие площади, чем, скажем, в XIX веке, и располагается в другом месте. В помещениях, где сейчас располагается одноименный лофт, ранее находился пошивочный цех. В настоящее время у этого здания, как и у многих других сооружений, ранее принадлежащих фабрике, другие владельцы.

mg_1917_8_9_fused

Что стало

Два огромных зала, общей площадью около 700 квадратных метров с высоченными потолками, разделены черным занавесом. В одной части зрительный зал на 250 мест, полностью оборудованная сцена, гримерки; в другой, входной, части – двухуровневое пространство с баром и гардеробом: так же, как и традиционные театральные площадки, «Скороход» начинается с вешалки.

Над оформлением пространства работали архитекторы Филипп Иванов и Мария Виноградова, которые сейчас входят в состав рабочей группы известного петербургского бюро «Студия-44». По воспоминаниям совладельцев лофта Александра Вайнштейна и Татьяны Прияткиной, архитекторами было предложено сразу четыре варианта оформления. В итоге было решено остановиться на самом простом, но в то же время и наиболее функциональном дизайн-проекте. На ремонт ушло всего несколько месяцев. Значительно больше времени потребовалось на подписание договора аренды с владельцами здания и согласование всех юридических вопросов. «Скороход» открылся 27 октября 2012 года.

mg_1929_30_31_fused

В отличие от многих других петербургских арт-пространств «Скороход» занимает абсолютно определенную нишу: это лофт, как говорят его организаторы, с уклоном в сторону театра и современного танца. По сути, «Скороход» является единственной на сегодняшний день городской театральной площадкой, ориентированной исключительно на современные формы театральных и танцевальных представлений. За время существования в городе такой, по-настоящему, альтернативной сцены в «Скороходе» прошли десятки, если не сотни, постановок, перфомансов и фестивалей. В том числе фестиваль «Открытие», посвященный запуску проекта «Скороход», неделя Швейцарии (Skorohod Swiss Week), а также первые российские гастроли южнокорейских танцовщиков. Традиционным для «Скорохода» стало проведение театральных марафонов, когда в любое время дня или ночи можно прийти и посмотреть спектакль, побывать на танцевальной постановке или послушать музыку. Еще один постоянный проект «Скорохода» - это, так называемая «Ночь танцев» - серия contemporary dance parties, вечеринок, объединяющих веселое времяпрепровождение с показом профессиональных работ ведущих хореографов из России и других стран. Всего в месяц в «Скороходе» проходит от 15 до 30 мероприятий, ежегодное количество посетителей площадки стремится к 50 тысячам.

mg_1923_4_5_fused

Резиденты

В большинстве городских арт-пространств говоря о тех или иных резидентах, имеют в виду субарендаторов, которые занимают те или иные площади того или иного пространства для ведения своего бизнеса. В таком традиционном для Петербурга понимании этого слова резидентов в «Скороходе» нет. Резидентами «Скорохода» являются независимые театральные объединения, небольшие студии, отдельные режиссеры, хореографы и художники, которые на льготных условиях могут реализовывать здесь свои авторские проекты. Отсюда проистекает и еще одна важная особенность «Скорохода»: главные финансовые источники, поддерживающие деятельность пространства - это гранты. Более того, площадку «Скороход» можно арендовать для проведения различного рода частных мероприятий. По словам директора по развитию «Скорохода» Александра Вайнштейна, бар и аренда сцены под независимые театральные проекты дают около 30 % прибыли, еще 50 % - это коммерческая аренда помещений, все остальное – поступления из различных российских и зарубежных фондов, а также спонсорские пакеты.

mg_1884_5_6_fused

Среди тех, кто уже отметился на сцене «Скорохода» со своими проектами, огромное количество недавних выпускников театральных вузов, молодых актеров и режиссеров. Из наиболее заметных премьер последнего времени можно отметить «Демонов» в постановке Семена Серзина («Этюд-театр»), «Шинель. Балет» Максима Диденко, «Пену дней» в постановке Татьяны Прияткиной, которая являясь одним из организаторов этого пространства, не только отвечает в «Скороходе» за насыщение культурной программы и формат, но и выступает на этой площадке в качестве режиссера. Успешно осваивают сцену «Скорохода» и представители хорошо известных в Петербурге театральных объединений. В частности, инженерный театр «АХЕ», который после выселения со своей площадки при театре на Васильевском острове выступает в родном городе даже реже, чем на европейских фестивалях, с успехом представил на сцене «Скорохода» свой знаменитый спектакль «Гобо. Цифровой глоссарий».

Что будет

Программа «Скорохода» расписана до 2015 года. Несмотря на это, организаторы площадки всегда рады новому и интересному сотрудничеству. Более того, они и сами зачастую выступают в качестве авторов того или иного проекта. Например, директор по формату «Скорохода» Татьяна Прияткина еще и театральный режиссер. Она на собственном опыте знает, что в таком мегаполисе, как Санкт-Петербург, молодым актерам, танцорам и хореографам зачастую некуда податься, нет подходящих площадок для реализации идей и проектов. Еще один учредитель этого пространства Александр Вайнштейн в 2009 году вместе с Татьяной Прияткиной создал международный театральный центр «Легкие люди», - организацию, которая до сих пор считается самой большой частной театральной школой в Петербурге. Третий учредитель «Скорохода» Александр Кондратенко – директор школы современного танца также не стоит в стороне от происходящего на скороходовской сцене перманентного театрального эксперимента.

mg_1848_49_50_fused

В марте на сцене «Скорохода» запланирован международный фестиваль нового искусства и современного танца Fresh Art, который объединит художников и танцоров из России, Дании, Израиля, Германии и многих других стран. Также на этот год запланирован старт масштабного проекта «Одиссея», в рамках которого корабль с артистами, танцорами, актерами и художниками отправится сначала по странам Балтийского, а потом и Средиземного морей. Старт «Одиссеи» будет дан в Петербурге на территории Петропавловской крепости. Россию в этом гигантском проекте с финансированием в несколько миллионов евро будет представлять «Скороход». Часть мероприятий в рамках «Одиссеи» пройдет именно в этом арт-пространстве.

Прямая речь

Александр Вайнштейн, директор по развитию площадки «Скороход»

«Самое сложное в организации подобных пространств - найти деньги. Правильная идея - хорошо, профессиональная команда - здорово, но все же самое сложное - это найти средства на воплощение идеи и на поддержание работы команды. Для этого нужен опыт. В Петербурге зачастую люди берутся за такие проекты, а через полгода у них начинаются проблемы с собственником. Яркий и печальный тому пример – это ситуация с «Четвертью». Что касается «Скорохода», то мы чувствуем себя спокойно: думаю, ни у кого из городских креативных пространств, кроме, пожалуй, нас и «Ткачей», нет нормального договора аренды. Нормальный договор - это долгосрочный договор, то есть заключенный на срок более пяти лет. Если собственник идет на это, значит, у него есть четкое понимание того, что будет происходить с его собственностью, как она будет использоваться. Когда собственник подписывает договор всего на 11 месяцев – ничего хорошего от него не жди, не исключено, что он просто захотел сделать себе ремонт за чужой счет и чужими руками.

mg_1878_79_80_fused

С момента нашего открытия не прошло еще и двух лет, а «Скороход» уже вышел на окупаемость. Считаю, что это очень хороший показатель. Мы, конечно, на наших театральных резидентах практически ничего не зарабатываем. Аренда сцены, по сути, окупает затраты только на день выступления. Какую-то прибыль дает бар, но основные поступления идут из различных фондов, для которых мы придумываем интересные и привлекательные проекты. Гранты – это для нас главное подспорье».

Татьяна Прияткина, директор по формату площадки «Скороход»

«Мы с Сашей Вайнштейном начали активно заниматься театром с 2009 года, когда вместе открыли актерскую школу. В какой-то момент стало ясно, что нам необходимо свое пространство, где мы могли бы и сами делать спектакли, и другим давать возможность заниматься своими проектами. Так как мы изначально ориентировались на современные формы искусства, то и помещение нам нужно было современное. Нашли, провели переговоры, всего за несколько месяцев сделали ремонт и открыли «Скороход». Сейчас понимаю, что не ошиблись. Это настоящий лофт с высокими потолками и промышленной эстетикой.

mg_1938_39_40_fused

О формировании в Петербурге культуры освоения подобных помещений и организации арт-пространств говорить рано. Мы, например, целый год бились за то, чтобы нам за своей счет разрешили бы провести электричество в подворотню. В итоге пришлось делать вход с другой стороны. Такие пространства, как «Скороход», оказываются в положении неких культурных гетто еще и потому, что ни районным администрациям, ни городским властям все это не интересно. То есть отсутствие активного взаимодействия таких пространств и населения – это не проблема пространств, это проблема города.

Саша Вайнштейн недавно вместе с ребятами из «Четверти» и «Моря» создал объединение креативных пространств, которое, по идее, призвано защищать интересы таких проектов. Правда, главная и общая для всех проблема – это отношения с собственниками. Была «Четверть», а теперь ее не стало. О формировании какой культуры может идти речь?

С театральными площадками мы конкурируем лишь отчасти. Нам не хватает рекламных мощностей, чтобы донести до зрителя простую мысль о том, насколько сильно мы, с одной стороны, отличаемся от традиционного театра, а с другой, насколько мы все-таки близки. Вообще же мы за то, чтобы таких как «Скороход» площадок было бы в городе больше. Мы иногда просто задыхаемся от того количества обращений, которое к нам поступает. С другой стороны, это значит, что мы востребованы и занимаемся нужным делом».