Московские историки и теоретики архитектуры рассказали, почему демонтаж «гиперболоида инженера Шухова» невозможен, а консервация башни крайне желательна.

Проект Юрия Волчка и архитектурного бюро «Четвертое измерение» Проект Юрия Волчка и архитектурного бюро «Четвертое измерение»

Башня инженера Шухова, уникальная гиперболоидная конструкция, возведенная на Шаболовке в Москве в 1920—22 годах, давно требует реконструкции. Об этом начали говорить в 2010 году: по просьбе тогдашнего министра связи и массовых коммуникаций Игоря Щеголева правительство выделило 135 миллионов рублей на реставрацию. В 2011 году работы так и не начались из-за проволочек с согласованием — памятник архитектуры все-таки, а в 2012 году оказалось, что для воплощения проекта необходима специальная строительная техника, а ее нет. За три года стоимость предприятия выросла почти в два раза.

Речь идет о проекте, который предложили историк и теоретик архитектуры Юрий Волчок и архитектурное бюро «Четвертое измерение». Его суть заключается в консервации башни — упаковке ее в стеклянно-металлический короб, который должен снять нагрузку с конструкции и одновременно стать реставрационной лабораторией. Две стены защитного короба должны быть выполнены в прозрачном стекле, чтобы днем было видно, как на башне идет работа. Для этой же цели авторы проекта хотели бы запустить прозрачный лифт. На двух глухих стенах колпака должны разместиться экраны, на которых бы транслировалась информация о процессе реставрации и исторический видеоряд о башне Шухова.

Вариант 01-03 Проект Юрия Волчка и архитектурного бюро «Четвертое измерение»

Видимо, об этом масштабном проекте забыли. Свидетельство тому — сегодняшнее заявление замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина о том, что для реконструкции Шуховской башни необходим демонтаж. ART1 расспросил экспертов, действительно ли такая мера необходима.

Сергей Арсеньев

Вице-президент Фонда Шухова

«Такое заявление господин Волин сделал в силу своего юного возраста и некомпетентности. Демонтаж такого памятника — это нарушение всех международных правил. Если бы любая реставрация начиналась с демонтажа, что бы было с нашей архитектурой? Пять лет назад Владимир Путин дал распоряжение тогдашнему минкомсвязи Щеголеву отремонтировать башню. За это время руководство министерства сменилось несколько раз. Пришел срок отчитываться. Еще одну постройку Шухова — его башню на Оке, построенную в 1928—29 годах, — отреставрировали в 2008 году безо всякого демонтажа, хотя ее состояние к тому моменту было более плачевным, чем состояние Шаболовской башни: во-первых, на берегу Оки погодные условия суровей, а во-вторых, треть оригинальных металлических конструкций украли, и без них башня простояла три года».

Анна Броновицкая

Специалист по архитектуре и градостроительству советского периода, доцент МАРХИ, редактор журналов «Проект Россия» и «Проект International»

«Этого не может быть. Башня Шухова — не просто памятник, а символ русского инженерного гения, уникальный исторический памятник, по смелости не уступающий башне III Интернационала Татлина. Шуховская башня — важнейший элемент силуэта Москвы, наряду со сталинскими высотками и Останкинской башней один из немногих визуальных ориентиров города. Невозможно допустить, чтобы Шуховскую башню разобрали».

Юрий Волчок

Кандидат архитектуры, заведующий отделом НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства, автор концепции консервации башни Шухова

«Памятники масштаба Шуховской башни не терпят такого обращения. В этом случае говорить о реконструкции ни в коем случае нельзя — только о реставрации! Для этого есть разумная мотивация — башня может обрушиться. Решить эту проблему можно по-другому, не так, как предлагает Минкомсвязи. Если памятник не выдерживает нагрузки в виде погодных условий, надо эти нагрузки уменьшить путем консервации башни. Похожим образом реконструировали восточное крыло Главного штаба: наши профессиональные коллеги остроумно и изящно вынули ее из-под нагрузки, но вы, гуляя по Главному штабу, этих конструкций не увидите. Шуховская башня — инженерная конструкция, к которой нужно относиться с пиететом. Мы придумали взять ее в короб, который берет на себя нагрузку, своего рода силовые строительные леса, которые послужат для обследования башни, станут реставрационной строительной площадкой и информационным медиумом. В наше время строительные и информационные технологии срослись в одно целое».