Говоря о Шухове, трудно избежать бравурной конструкции «первый в мире». Но это действительно так: его изобретения с конца XIX века и вплоть до смерти в 1939 году определяли инженерный приоритет России. Инженер, ученый, архитектор, он сказал свое слово в нефтепереработке, теплотехнике, гидравлике, судостроении, военном деле. И во всех этих областях его открытия стали фундаментальными, технологии и конструкции — прорывными. А многие из его творений навсегда срослись с именем своего изобретателя: резервуар Шухова, ротонда Шухова и самое знаменитое — шуховская башня.

2014_02_04_shuhov-6

Владимир Шухов родился в 1853 году в городе Грайворон Курской губернии, где его отец служил городничим, а у матери было имение. Спустя десять лет он начнет обучение в Пятой петербургской классической гимназии и уже в четвертом классе прославится тем, что найдет собственное доказательство теоремы Пифагора. Причем более краткое, чем у античного математика.

Нефть

В восемнадцать Шухов поступает в Императорское московское техническое училище, где уже на первом курсе придумывает конструкцию паровой форсунки для сжигания мазута — изобретение высоко оценил Дмитрий Менделеев. Окончив училище со званием инженера-механика и золотой медалью, Шухов едет в Америку для годичной стажировки. В Филадельфии он посещает Всемирную промышленную выставку и знакомится с русским бизнесменом Александром Бари, который заключил молодого инженера в железные объятия — показал новинки американской техники и металлургические заводы Питтсбурга. Спустя два года Бари и Шухов отправятся в Баку, где бурно развивалась «нефтянка». А в 1880 году Бари откроет свою проектно-строительную фирму в Москве и пригласит Шухова на должность главного конструктора. И понеслось: Шухов изобретает конструкции резервуаров, трубопроводов, насосов, танкеров и нефтеперерабатывающих заводов. Теории их конструирования были признаны классическими, а формулы расчета вошли во все справочники и учебники. Но праотцом хай-тека Шухова считают не за это.

2014_02_04_shuhov-4 Крыша Овального павильона с сетчатым стальным висячим покрытием для Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде.
Фотография А.О. Карелина, 1895

Железо

С начала 1890-х годов Шухов создает объекты, которые заставят говорить о нем не просто как о талантливом инженере, но как о гениальном дизайнере, чья известность распространится далеко за пределы инженерно-промышленной сферы. Елена Шухова, правнучка инженера, пишет: «Можно смело утверждать: после Шухова в этой области не было сделано принципиально новых изобретений и не было создано конструкций, столь совершенных эстетически».

В 1891—1893 годах на Красной площади строится новое здание Верхних торговых рядов. Шухов проектирует для них своды крыши. Гигантская конструкция выглядела настолько воздушной, что снизу казалась паутиной, в ячейки которой вставлены стекла. Она и сегодня впечатляет не меньше — зайдите в ГУМ и задерите голову.

2014_02_04_shuhov-2 Строительство овального павильона с сетчатым стальным висячим покрытием для Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде.
Фотография А.О. Карелина, 1895

В 1896 году на XVI Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде была продемонстрирована ротонда Шухова — круглый стальной павильон диаметром 68 метров с центральной частью в виде вогнутой внутрь чаши из листового железа. Среди деревянных купеческих домов он выглядел пришельцем из будущего. Но самым удивительным объектом на выставке стал не павильон и не «крыши без стропил», а первая в мире сетчатая башня — прообраз шаболовской. Форма гиперболоида ранее никогда не применялась в архитектуре, она стала сенсацией для специалистов и «магнитом для публики», как писали тогдашние газеты. Водонапорную башню высотой 32 метра купил промышленник и меценат Юрий Нечаев-Мальцов и установил ее в своем имении Полибино в Липецкой области. Она стоит там до сих пор, а в 2012 году ее даже начали потихоньку реставрировать.

После нижегородской выставки шуховские башни появились более чем в тридцати городах России, Закавказья и Средней Азии. А всего в мире их было построено около двухсот. Преимущество их очевидно: при всей надежности и функциональности они еще и очень красивы. Шухов писал: «Что красиво смотрится, то — прочно. Человеческий взгляд привык к пропорциям природы, а в природе выживает то, что прочно и целесообразно». Позднее конструкции гиперболоидной формы стали использовать Антонио Гауди, Ле Корбюзье, Бакминстер Фуллер и Сантьяго Калатрава. А Норман Фостер сделал их своим фирменным приемом и распространил по всему миру.

2014_02_04_shuhov-3 Овальный павильон для Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Вид снаружи, 1896

Эфир

После революции Шухов неоднократно отвергает предложения уехать в Европу и США. Все права на свои изобретения и гонорары за них он передает государству. В 1919 году он делает запись в дневнике: «Мы должны работать независимо от политики. Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны». В этом же году он получит заказ от Совнаркома, и спустя три года на Шаболовке вырастет его главный шедевр. Шуховская башня могла быть вдвое больше. Инженер предложил проект радиомачты из девяти секций высотой около 350 метров. Случись все, как было задумано, она была бы на 45 метров выше Эйфелевой, но в три раза легче. Реализовать проект не удалось из-за острой нехватки металла в стране, где хозяйство было разрушено Гражданской войной. В итоге высота башни из шести гиперболоидных секций составила 152 метра. Она была возведена без помощи лесов и подъемного оборудования, методом телескопического монтажа, также изобретенным Шуховым.

2014_02_04_shuhov-1 Первоначальный проект башни системы инженера Шухова высотой 350 метров для безпроволочного телеграфа

В 1922 году отсюда понеслись радиоволны. А регулярные телевизионные трансляции через передатчики шуховской башни начались в 1939 году. Башня неоднократно подвергалась испытаниям на прочность. Чего стоит хотя бы такой случай: в 1930-х за трос, соединяющий гиперболоид с соседней мачтой, зацепился почтовый самолет. Машина рухнула на землю, а башня осталась непоколебимой. До 1960-х годов, пока не построили Останкинскую, шуховская башня была эмблемой советского телевидения.

С именем Шухова связаны все крупные стройки первых пятилеток: Кузнецкстрой, Магнитка, Челябинский тракторный завод, первые магистральные трубопроводы. В 1927—1929 годах Шухов принимает участие в реализации плана ГОЭЛРО. Тогда же он преодолевает очередной высотный регламент — на этот раз для линий электропередач. По его проекту строятся три пары гиперболоидных опор через Оку в районе Дзержинска в Нижегородской области. Четыре из них впоследствии демонтировали, когда маршрут прокладки изменился. А две самые высокие, по 128 метров каждая, остались на берегу и были признаны памятниками культурного наследия. Последний факт, правда, не помешал в 2005 году разобрать одну из башен на металлолом. Зато вторую сейчас реставрируют. Это единственная в мире опора ЛЭП, выполненная в виде несущей сетчатой оболочки.

Последней значительной работой Шухова стало выпрямление минарета медресе Улугбека на площади Регистан в Самарканде. Построенный в XV веке, он пострадал от землетрясения в 1932 году. Минарет выправили в три дня, во время работ на нем не обвалилось ни одного кирпича и не появилось ни одной новой трещины.

Спустя семь лет, в 1939 году Шухов погиб. В своей квартире в Москве он случайно опрокинул на себя свечу. Обожженной оказалась треть тела. Через пять дней он умер в полном сознании, до конца сохранив достоинство и свойственное ему чувство юмора.

Впервые опубликовано в журнале "Проектор" №1 (22) 2013