10 февраля на сцене Молодежного театра на Фонтанке в пятый раз были объявлены лауреаты Санкт-Петербургской театральной премии для молодых «Прорыв». Ноу-хау премии в том, что она стимулирует молодых (до 35) актеров и скромные проекты, не подкрепленные миллионными субсидиями. Таким образом, то, что традиционно считается периферийным и маргинальным, оказывается в фокусе внимания, а большие академические театры скромно стоят в сторонке.

груп Фото: Дарья Пичугина.

Традицией стало решение церемонии – в индивидуальном режиссерском ключе, авторской эстетике. Год назад Андрей Могучий организовал ее в стиле панк-минимализма. Под душераздирающие стоны рояля, на котором разве что не прыгала композитор Настасья Хрущева, лауреаты молча получали подарочные пакеты и уходили со сцены, так и не получив возможности отблагодарить мам, пап, бабушек, партнеров и любимых.  В этом году режиссер Екатерина Гороховская разместила всех номинантов в «детской» кричащих расцветок, с детскими «граффити» на стенах, в окружении воздушных шариков, деталек конструкторов лего и грузовичков, утопив в мякоти бинбэгов, откуда они, уже лауреаты, поднимались за своими премиями.

Таким же инфантильным показался и список лауреатов.

Возможно, тому причиной послужил пестрый состав номинационного совета, члены которого в результате голосования сошлись на наименее выразительных кандидатурах и отбросили наиболее вызывающие «камни преткновения».

Номинациями «обнесли» как Юрия Квятковского, поставившего в «Приюте» победительно-самоуверенную «Нору» по Г. Ибсену с андроидного происхождения персонажами, помещенными в недалекое технократическое  будущее, так и Алексея Забегина, поставившего в «Этюд-театре» знаковые «Кеды» Любови Стрижак, которые мгновенно окрестили манифестом поколения хипстеров. Видимо, номинационный совет счел драм-н-бэйс манеру актерского ансамбля исключительно заслугой самого актерского ансамбля.

"Кеды" (О.Стрижак, реж.:А.Забегин). Фото: Александра Чиркова (с сайта "Этюд-театра). "Кеды" (О.Стрижак, реж.:А.Забегин). Фото: Александра Чиркова (с сайта "Этюд-театра).

Без номинации на «лучшего молодого актера» остался Евгений Перевалов, актер уникальной «внеземной» фактуры и органики, сыгравший Венечку («Москва - Петушки», театр «Мастерская») на стыке автоматической поэзии и патологии.

Лидерами по количеству номинаций стали «Макбет. Кино» (Театр им. Ленсовета) и «Демоны» Этюд-театра.  От театра Лесовета  претендовали выступили: Лаура Пицхелаури (лучшая молодая актриса), Виталий Куликов (лучший молодой актер), Григорий Чабан (актер второго плана). От  «Демонов» Этюд-театра выдвигались Семен Серзин (молодой режиссер), София Матвеева (молодой художник), Алессандра Джунтини (молодая актриса), Анна Донченко и Евгений Перевалов  (актеры второго плана).

В бытовой пьесе украинки Натальи Ворожбит «Демоны» нечисть если и есть, то  та, которая доводит сельчан до «поросячьего визга». Неочевидную фантастичность пьесы Семен Серзин усилил втрое. Село Глубокое превратилось в сказочное царство, населенное фольклорными персонажами и мелкими бесами, опутанное паутиной гибких трубок-капельниц, подсоединенных к висящим под потолком горлышками вниз пластиковым бутылкам. Присосавшись к трубкам, можно отведать «живой и мертвой» воды, которой самогонщица Нинка заманивает заезжих добрых молодцев. Пьесу-миниатюру режиссер развернул в причудливое «полотно» вроде босховского, превратив каждую ее, даже саму проходную сцену, в отдельный разудалый номер.

Демоны" (Н.Ворожбит, реж. С.Серзин). Фото: Варвара Баскова-Карпова (с сайта "Этюд-театра"). Демоны" (Н.Ворожбит, реж. С.Серзин). Фото: Варвара Баскова-Карпова (с сайта "Этюд-театра").

Однако, похоже, что «этюдный» метод не убедил жюри и большинство главных премий досталось другим работам.

«Лучшим молодым режиссером» был назван Денис Хуснияров. В спектакле «Платонов. Живя главной жизнью» режиссер незамысловато смонтировал фрагменты переписки Андрея Платонова с эпизодами из его книг, умножив супружескую пару Платоновых на многочисленных двойников – персонажей книг. Мария Зимина, сыгравшая всех платоновских страдалиц-жен разом, включая саму Марью Александровну, стала «Лучшей молодой актрисой».

В номинации «Лучший молодой художник» Софию Матвееву обыграла Полина Бахтина, оформившая «Нору» («Приют Комедината») в арт-футур-эстетике. От яйцевидных пластиковых сумок, асимметричных костюмов в люк-бессоновском стиле и супрематической «лисы» на шее Норы до многофункциональной плазменной панели во всю стену, обтекаемых плоскостей пола и услужливо принимающей гостей ванны-джакузи. Так, что даже персонажи спектакля кажутся пластиковыми, предельно геометризированными.

«Демонам» же пришлось довольствоваться «Лучшей ролью второго плана», которую получила Анна Донченко.

Не удел оказался и «Макбет. Кино» - спектакль-манифест, обозначивший начало новой эры Театра им. Ленсовета. Возможно,  последствия этого спектакля-шока за год поутихли, но факт остается фактом. Ни пластичная Лаура Пицхелаури, мгновенно ставшая «иконой стиля» благодаря красным пуантам, на которых она станцевала свой знаменитый финальный танец Леди Макбет, ни Виталий Куликов, по ходу дела перевоплощающийся из убитого Дункана в убийцу Макбета, главных премий не получили.

"Макбет. Кино" (реж. Ю. Бутусов). Фото: Юлия Кудряшова. "Макбет. Кино" (реж. Ю. Бутусов). Фото: Юлия Кудряшова.

Похоже, в единогласном порыве «за» членов жюри объединил исключительно Филипп Дьячков, сыгравший Гришу, главного героя «Кедов» как ненавязчивую вариацию «лишнего человека», небрежно, пряча за развязной ленцой, хамоватой повадкой и черными очками – неприкаяность и растерянно-близорукий взгляд.

В итоге – «Лучшая мужская роль». И мы не возражаем тоже.