Неизвестно о чем больше писали в западной прессе в связи с Олимпиадой в Сочи – о спорте или о политике. Олимпиаду окрестили «Играми Путина», церемонию открытия анализировали как политическое высказывание, и даже в техническом сбое – «нераскрывшемся» пятом олимпийском кольце, символизирующем Американский континент, усмотрели потаенный геополитический смысл. Неудивительно, что обложки некоторых журналов, рассказывающих об Олимпиаде, украсили карикатуры, главным героем которых был не спортсмен и не талисман игр (все эти мишки-зайки-леопарды), но – российский президент.

Слева: Барри Блитт. Перед судом равных. Обложка журнала New Yorker. Февраль 2014; справа: Василий Слонов. Из серии Welcome to Sochi. 2012/2013. Слева: Барри Блитт. Перед судом равных. Обложка журнала New Yorker. Февраль 2014; справа: Василий Слонов. Из серии Welcome to Sochi. 2012/2013.

Более того, политические карикатуры на Олимпиаду стали появляться задолго до её начала. Еще в июне прошлого года Василий Слонов выставил на фестивале в Перми серию провокационных (однако не слишком остроумных) карикатур на сочинские игры, за что предсказуемо и, вероятно, ожидаемо, подвергся гонениям – выставку закрыли. Слонов в своих работах не только визуализировал глухой общественный протест, вызванный невиданными злоупотреблениями при подготовке Игр, но и опирался – вплоть до прямого заимствования – на предшествующую традицию западных карикатур. В них схожесть политики и спорта была подмечена давным-давно. Продолжая серию публикаций «Россия глазами Запада», ART1 делает достоянием отечественной аудитории несколько редчайших «спортивных» политических карикатур двухсотлетней давности.

 

Олимпийский бой Екатерины Великой

Начнем с сюжета, напоминающем еще об одном недавнем «политическом» спортивном поединке – бое «Русского витязя» Александра Поветкина (члена партии «Единая Россия») и «Доктора Стальной Молот» Владимира Кличко (Dr. Steelhammer), обставленном как противостояние цивилизаций: Поветкин выходил под нео-языческую песню «Русь» («Мы живем на отцовской земле, Внуки Сварога, славные дети…»), Кличко – под классическую композицию Red Hot Chili Peppers. Нельзя отделаться от ощущения, что второй раунд этого фарсового боя разыгрывается сейчас на киевском Майдане.

03 Уильям Дент. Прусский боксер и его союзники пытаются усмирить имперскую Катьку, или Состояние европейских бойцов. 14 февраля 1791.

На представленной карикатуре, изданной в Лондоне 14 февраля 1791 года, боям боксеров-профессионалов (любимому зрелищу англичан всех сословий) уподоблены перипетии европейской дипломатии начала 1790-х годов – своеобразный сатирический дайджест последних событий на международной сцене.

На ринге – король Пруссии Фридрих Вильгельм II и русская императрица Екатерина II. Остальные монархи наблюдают за начинающимся боем и обсуждают шансы опытного тяжеловеса – Imperial Kate. Лист, созданный Уильямом Дентом, озаглавлен пышно и многословно (во вкусе эпохи): «Прусский боксер-профессионал и его союзники пытаются усмирить имперскую Катьку, или Состояние европейских бойцов».

Фигуры самих бойцов – русской императрицы и прусского короля – были почерпнуты Дентом из своего же офорта, выпущенного тремя годами ранее: тогда лист под названием «Встреча партий, или Борьба Хамфри и Мендозы за корону» (1788) изображал лидеров двух враждующих британских парламентских партий – Уильяма Питта и Чарльза Фокса (см. илл. ниже). Они были представлены в виде участников знаменитого боя, в котором молодой боец Даниэль Мендоза чуть было не победил значительно превосходящего его в весе Ричарда Хамфриза, но был вынужден сдаться из-за травмы ноги. Позднее поединки этих боксеров заканчивались победами Мендозы, который стал любимцем публики. На обоих карикатурах Дента вероятный победитель схватки – худощавый и юркий «Мендоза», изображен слева, а неуклюжий «Хамфриз» – справа (на рассматриваемой нами карикатуре это Фридрих Вильгельм и Екатерина соответственно). Таким образом, английская публика мгновенно проецировала карикатурный образ Екатерины Великой на фигуру брутального Хамфри, чье поражение в боксерском поединке было предсказуемым.

04 Уильям Дент. Встреча партий, или Борьба Хамфри и Мендозы за корону. 22 декабря 1788.

Напомним обстоятельства, вызвавшие появление пикантной карикатуры с боксером Катькой. К февралю 1791 года ситуация в Европе накалилась. Блестящие успехи русской армии в войне с Турцией угрожали нарушить лелеемый Англией «баланс сил» и сделать Россию доминирующей державой континента. Великобритании и Пруссии удалось путем дипломатических переговоров вывести из войны союзницу России, – Австрию. Следующей их целью было заставить Россию отказаться от отвоеванных у Турции земель. Однако Екатерина не собиралась сдаваться. Назревала угроза войны [1].

Однако вернемся к карикатуре. Схватка только началась, противники перекидываются угрожающими фразами. Седовласая и мужеподобная Екатерина, довольно неуклюже обороняясь, бросает в лицо пруссаку: «Я могу вынести многое! Мне наплевать на тебя, дылда! – Я старая и сильная, я не оставлю стоять [ни одного] турка!» [2]. Изображен бой самого низкого пошиба, так как боксеры не носят перчаток (да и весовые категории явно различны). В Англии такие «простонародные» бои иногда потехи ради проводились и между женщинами – соперницы при этом раздевались до нижних юбок. Надо отметить, что ассоциации Екатерины с разудалой площадной драчуньей приходили в голову не только Денту: еще в 1781 году английский поэт Уильям Купер назвал в одном из своих писем Екатерину «русской бой-бабой» (russian virago).

05

Фридрих стоит в правильной боксерской стойке и готов атаковать. Его невероятно длинная косичка, вызывающая фрейдистские ассоциации, взметнулась по направлению к Екатерине. «Не беспокойтесь, за несколько ударов я удовлетворю её», – заверяет пруссак стоящих за его спиной союзников: английского короля Георга III и голландского бюргера. Англия, Пруссия и Голландия заключили в 1788 году тройственный союз, должный, по плану Англии, быть залогом равновесия в Европе – в первую очередь противостоять усилению Франции и России. По мысли карикатуриста, самую активную роль в нем должна была играть Пруссия: Георг III, хоть и сжал воинственно кулаки, держится поодаль, подбадривая пруссака: «Не жалей! заставь её начать драться…»

Флегматичный голландец, вероятно, играет при Фридрихе Вильгельме роль секунданта боксера, по-английски называемого bottle-holder – «держащий бутылку». Он и вправду держит в руках бутылку – с джином (в другой руке апельсин – национальный символ). К бою он равнодушен: «Пока есть джин – мне все равно: кто хочет, может воевать, ведь я знаю, что честный Джон [Булль] заплатит за музыку». Голландия действительно почти не принимала участия в последующем политическом противостоянии с Россией.

У левого края листа турецкий султан Селим III мирно беседует с австрийским императором Леопольдом II. Австрия, бывшая прежде союзницей России в войне с Турцией, в конце 1790 года вступила с ней в переговоры о мире на конгрессе в Систово. Монархи обмениваются своими впечатлениями от Екатерины: «Никогда не встречал такой женщины! Ее невозможно удовлетворить!», – восклицает султан. Висящий на его поясе пистолет весьма причудливой конфигурации дает понять, что он знает о чем говорит. «Она не должна уработать меня до смерти как моего бедного братца – поэтому мы [с тобой] друзья», – отвечает император, имея в виду своего брата и предшественника на троне Иосифа II (правил в 1765–1790), личного друга и союзника Екатерины, при котором Австрия вступила в войну с Турцией.

06

На другом конце листа, за спиной Екатерины, пожимают друг другу руки короли Швеции и Дании – вероятные союзники России, хотя Англия всеми силами пыталась привлечь их на свою сторону. Датский боец немногословен: «Я начал тренироваться». Облаченный в латы швед вспоминает: «Я много дрался с ней. Она очень вынослива [можно перевести также: «У нее огромная задница»]. Но когда я сдался, я заставил её кричать и как следует раскошелиться…». Швеция, при содействии Тройственного союза развязала в 1788 году войну против России, которая складывалась для шведов крайне неудачно. Лишь под конец им удалось одержать крупную победу близ Роченсальма. В результате в августе 1790 года между странами был подписан Верельский мирный договор, что позволило России сосредоточить все силы на борьбе с Турцией. После этого Екатерина, желая сделать Швецию союзницей, оказывала ей значительную финансовую помощь.

Внимание большинства изображенных персонажей приковано к Екатерине. В их репликах сквозит не только насмешка, но и невольное уважение к «русской бой-бабе». Карикатура Дента была первой из двух десятков английских карикатур 1791–1792 годов, посвященных противостоянию Англии и России во время Очаковского кризиса, едва не приведшего к континентальной войне. Главную роль в каждой из этих карикатур играла императрица Екатерина – боксирующая бой-баба, амазонка, дьяволица, медведица… [3]

(Продолжение следует)


[1] В историографии это получило название «Очаковского кризиса»; см. на эту тему ранее опубликованный нами сюжет с Екатериной в образе распутной Медведицы: http://art1.ru/art/verxom-na-imperatrice-ili-erotika-politiki/.

[2] Переиначенное «не оставлю камня на камне» – won't leave a stone standing.

[3] Статья подготовлена в рамках реализуемого петербургским издательством «Арка» проекта «Русская история в зеркале английской карикатуры» (авторы В. М. Успенский, А. А. Россомахин, Д. Г. Хрусталёв). Вышел в свет первой том – «Медведи, Казаки и Русский Мороз: Россия в английской карикатуре до и после 1812 года» (СПб., 2014).