Бывший актовый зал «Гипрорыбфлота» на Малой Морской вот уже год занимает «Море» — пространство, где проходят концерты 7he Myriads, Tinavie и Муджуса.

mg_3365_6_7_fused

Где это

«Море» находится по адресу Малая Морская улица, 20. По странному стечению обстоятельств, этот район до сих пор в полной мере не освоен ни клубными промоутерами, ни владельцами баров. Чтобы окунуться, нужно зайти в арку, в довольно обшарпанном внутреннем дворе повернуть налево, зайти в подъезд и подняться по просторной лестнице на третий этаж.

mg_3278_79_80_fused

Что было

Точная дата постройки дома, в котором сейчас располагается «Море», неизвестна: по разным данным это либо конец XVIII, либо начало XIX века. Зато известно, что во время строительства Исаакиевского собора здесь жил Огюст Монферран. Во второй половине XIX века архитектор Оскар Тибо-Бриньоль обновил фасад дома, который большую часть времени использовался в качестве гостиницы. Когда она называлась «Гранд отелем», в ней некоторое время жил Петр Чайковский, в советские годы гостиницу переименовали в «Спартак». Начиная с 1940-х годов, часть дома занимало общежитие ремесленного училища. Затем здание перешло к «Гипрорыбфлоту».

mg_3248

Что стало

Официальное открытие пространства состоялось 2 марта 2013 года. На верхнем этаже теперь находится концертный зал площадью 500 квадратов и вместимостью до 700 человек. Для оформления «Моря» профессиональные архитекторы и дизайнеры не привлекались, все было сделано учредителями из творческого объединения Galernaya, 20, которые также курируют одноименную звукозаписывающую студию. Почти за год существования «Море» укрепилось в собственном формате: это пространство независимой и новой музыки. На фестиваль «Скоро будет» с участием On-the-Go, Ifwe, D-Pulse и Stoned Boys пришло более двух тысяч человек. Фестиваль «Абстрасенция» собрал электронных музыкантов — Long Arm, Ishome, Jedi G. Ди-джей и промоутер Аррам Мантана проводил здесь одну из серий своего проекта Special Case, а DJ Chak устраивал соул и фанк-вечеринки.

Музыкальными мероприятиями программа не исчерпывается. В прошлом году на этой площадке прошел фестиваль зеленого образа жизни EcoDays, а также состоялось несколько художественных выставок. Правда, подобные проекты являются дополнением к музыкальной составляющей «Моря». Именно то, что пространство является в первую очередь концертным, обусловливает и время его работы: «Море» открыто с 18:00 с четверга по воскресенье.

mg_3329_30_31_fused

Резиденты

В «Море» резидентами являются не субарендаторы части площадей, а музыканты и промоутеры, которые хотят организовать концерт или вечеринку. Стоимость площадки начинается от 35 и доходит до 70 тысяч рублей, однако учредители пространства говорят, что все зависит от конкретного случая. Индивидуальный подход и четкая музыкальная политика — вот, что отличает «Море». По словам идейного вдохновителя Максима Копытова, нередки случаи, когда они идут навстречу артисту, лишь бы он выступил именно здесь.

mg_3377_8_9_fused

Что будет

21 февраля в «Море» выступит Муджус, 22-го пройдет вечеринка British Art Party, а 23-го — концерт Ifwe. Также в скором времени в «Море» состоится второй фестиваль электронной музыки «Абстрасенция». Организаторы «Моря» из творческой группы Galernaya, 20 в конце марта проведут собственный фест, а в начале мая здесь пройдет мероприятие, призванное объединить музыку и аудиовизуальные искусства. В планах на этот год еще и проведение выставки винила.

mg_3368_69_70_fused

Прямая речь

Максим Копытов, соучредитель пространства «Море»:

«Концертная площадка «Моря» при «Гипрорыбфлоте» была актовым залом. Судя по наличию рубки с окошком для проектора, здесь показывали кино. Наличие такого помещения, в конечном счете, и повлияло на наш выбор. По нормам здесь можно было собирать большое количество людей. С другой стороны, именно с нормами и согласованиями были связаны и наибольшие проблемы. После трагедии в пермской «Хромой лошади», законодательство, регулирующее организацию любых общественных пространств, было ужесточено, и на согласование всех нюансов ушло довольно много времени. С этим связана история нашего открытия. Мы провели первое мероприятие, а потом еще на несколько месяцев закрылись. Дело в том, что владельцы здания, услышав словосочетание «ночной клуб», которым мы на деле не являемся, настояли на том, чтобы мы провели все согласования, необходимые как раз для ночного клуба. Мы выполнили это требование, после чего «Море» открылось вновь.

Организация таких пространств — всегда риск, но мы на него пошли. Все, кто принимал участие в создании «Моря», связаны с музыкой и музыкальной индустрией. Сначала мы организовали студию звукозаписи на Галерной, 20, потом начали делать свои мероприятия, и решили двигаться дальше — захотелось организовать свое пространство для проведения концертов и вечеринок. Так и появилось «Море». Мы изначально ориентировались на определенную целевую аудиторию и поэтому сразу же заняли свою нишу. Это культурное место, где не бывает драк, где люди знают, как себя вести, и что курить надо в отведенном для этого месте. Наша публика — это люди, скажем, от 24 до 30 лет: фрилансеры, стартаперы и все, кого можно обозначить как эстетствующую молодежь.

Промоутеров, с которыми работаем на нашей площадке, мы выбираем по критериям, связанным с музыкальными вкусами нашей аудитории. Нам они хорошо известны. Шансон и русский рок здесь появиться не могут, хотя, например, такой группе, как «Аукцыон», мы были бы рады, да и Zorge у нас выступали. Мы за независимую, электронную и в целом новую музыку.

Об окупаемости говорить сложно. Большинство подобных пространств в нашем городе открывается людьми без денег. Бюджеты сильно занижены. На примере «Моря» могу сказать, что для организации такого пространства нужно около 10 миллионов рублей, а мы открылись всего за три. Все держится на энтузиазме. С такими законами, как в России, все это очень сложно. Нормы устаревшие, бумажной волокиты очень много. Люди, занимающие руководящие должности, сильно «зашорены» и боятся всего нового, вопросов формата или целевой аудитории для них не существует. То же самое и с арендодателями. Очень сложно объяснить людям, чего мы хотим, а им тяжело проникнуться идеей. Для многих из них нет никакой разницы между арт-пространством и ночным клубом.

Никто не застрахован от ситуации, в которой оказались организаторы «Четверти». Все арендаторы подобных помещений в нашей стране находятся на птичьих правах и в любой момент могут оказаться на улице. При желании можно бодаться в суде, но это, как правило, ни к чему не приводит. В ближайшем будущем ситуация, думаю, в лучшую сторону не изменится. Можно, конечно, мечтать о выделении властями каких-то промышленных сооружений под организацию подобных площадок, но зная наше государство рассчитывать на то, что сделано все будет на должном уровне, не приходится. Для наших чиновников молодежная культура — это биланы и максимы. Что касается городских властей, то попытки взаимодействия с городом нами предпринимаются. Например, мы хотим активно участвовать в следующей «Ночи музеев».

Если говорить о взаимодействии петербургских арт-пространств между собой, то конкуренция — плохое слово. Все организаторы друг с другом знакомы, многие дружат, стараются поддерживать друг друга, взаимодействовать и помогать. Той же «Четверти», когда их стали выжимать из занимаемого особняка, мы предоставляли свою площадку для проведения мероприятий. Если говорить о традиционных местах притяжения, как Эрмитаж или клуб А2, то мы с ними находимся в разных весовых категориях. Разумеется, на наши выставки мы не сможем привезти Моне, а на концерт не позовем тех, кто собирает Ледовый дворец. Зато любое наше мероприятие — это не просто выступление, а концептуальное событие, объединяющее всех поклонников стиля, группы или исполнителя».