Часто так бывает, что годами проходя мимо одного и того же места, сначала по пути в школу, затем в университет, а потом и на работу, мы даже не догадываемся, что за типовым фасадом с лепниной и ковкой скрывается нечто особенное.

mg_6717

Нет, это даже не привычные для петербургских особняков интерьеры в духе второго рококо или эффектно изогнутые лестницы, облицованные мрамором и уставленные колоннами. На этот раз таинственное скрыто во дворах. Так как это сооружение ниже лицевых флигелей, его не видно с улицы и с соседних крыш. Кстати, это и спасло его от неминуемой гибели от обстрелов и бомбежек в годы блокады.

mg_8326

28 июня 1888 года на Большой Морской было закончено строительство здания одного крупного банка. Как правило, многие свежие архитектурные и инженерно-строительные решения тогда реализовывались именно при строительстве торговых и банковских зданий. Здание «Русского для внешней торговли банка», построенное почти за год архитектором Виктором Шретером, не стало исключением. Рациональная планировка, обусловленная разнообразием задач, стоявших перед банковским зданием, начиная от специальной комнаты-сейфа и заканчивая служебными квартирами для сотрудников, включала в себя отдельное помещение во дворе для операционного зала. Округлый в плане, опоясанный галереей на ажурных столбах из чугуна, зал накрыт огромным стеклянным куполом. Внешний слой купола функционален, он является несущей конструкцией, а также закрывает от непогоды нижний слой — настоящую жемчужину всего здания, эффектный купол-витраж с геометрическим орнаментом. Объем операционного зала ниже остальных корпусов — это позволило ему уцелеть во время войны, в отличие от аналогичного витражного купола Мухи, не пережившего попадания немецкого снаряда.

mg_8275

Сейчас здание «Русского для внешней торговли банка», в котором еще недавно располагался архитектурно-строительный колледж, законсервировано, доступ в него закрыт. Несколько лет назад мне посчастливилось отснять интерьеры ныне пустующего дома, и сейчас, рассматривая эти снимки, воображение рисует мне образ витязя на распутье — как новые хозяева дома распорядятся этим уникальным историческим наследием, уцелеет ли красивейший витражный купол, смогут ли петербуржцы снова увидеть это детище Виктора Шретера? Время покажет, а мы будем надеяться на лучшее!

mg_8286

mg_8343

mg_8380

mg_8440

mg_8500

mg_8461