В Фонтанном Доме в рамках Театрального проекта «Музей+театр» в очередной раз показали спектакль «Как журавль к цапле свататься ходил». Эту совершенно не похожую на привычные кукольные представления сказку многие зрители уже успели выучить наизусть, но так и не постигли за годы ее существования, как работают механизмы происходящего на сцене волшебства. В основе спектакля не только любимая с детства история о журавле и цапле, но и другие народные сказки, а главное — мелодии фольклорной группы REELROADъ. Гусли, жалейка, скрипка и гитара — полноценные участники представления. И игра их не всегда предсказуема. Так, в момент наиболее острых душевных терзаний и простудных заболеваний цапля парит ноги в тазике и пытается овладеть скрипкой, заставляя скрипача Дмитрия Шихардина издавать истошные звуки. Музыкант, пожимая плечами, делает то, что от него требуют. Восторгу публики нет предела.

Идейный вдохновитель театрального проекта «Круглый год», режиссер проекта «Музей+театр», режиссер Санкт-Петербургского театра пластики рук «Hand made» Светлана Озерская рассказала, в чем секрет ее успеха и поделилась планами на будущее.

Светлана Озерская. Светлана Озерская.

– С чего все началось?

– Я заканчивала СпбГАТИ, где училась на режиссера театра кукол, и уже тогда начала задумываться о дальнейшей работе. С Аней Викторовой мы тогда подготовили студенческий проект «Пикник» по пьесе испанского драматурга Фернандо Аррабаля, это было здорово, может, и сейчас остались какие-то записи. Позже, как это часто бывает в творческой среде, наши пути разошлись: я ушла преподавать в Академию, она организовала известный в Петербурге «Кукольный формат». С актрисами проекта «Круглый год», Аллой Васильевой и Анной Сомкиной, мы тоже были знакомы со студенческих времен. Проект возникал очень постепенно. Появлялись дружественные площадки, готовые нас приютить. Постоянного коллектива не было: люди собирались, чтобы сделать антерпризный спектакль, а затем расстаться. «Журавля и цаплю» делали в свое удовольствие, на свои деньги. Выступали в БТК, в «Театре Сказки», в Театральном центре на Коломенской Театральном центре на Коломенской), а потом музей Анны Ахматовой предложил сделать рождественский спектакль. Это был год юбилея Гоголя. Так появился спектакль «Чудесные черевички» (раньше спектакль он назывался «Как черт месяц украл»).

Wp36V4OYG8o «Как журавль к цапле свататься ходил».

– А как возник проект «Музей+театр»?

– В музее Анны Ахматовой. Музей был инициатором проекта, а я приглашенный режиссер проекта. С этим музеем очень интересно работать: кураторы задают тему, художники делают выставку, а мы параллельно придумываем историю. Так, к 110-летнему юбилею со дня рождения Экзюпери мы готовили спектакль «Маленький принц», а художники — выставку «Планета людей», где можно было рисовать свои песочные картины, изучать дирижабль и географические карты. Этой зимой был запущен посвященный творчеству Пушкина проект «Златая цепь», в рамках которого мы показывали спектакль «Сказка про «Сказку о Царе Салтане». Интерактивная выставка предполагает непосредственное участие зрителей (особенно многим нравится воссоздавать ритм стихотворений с помощью хранящихся за потайной дверцей барабанов, трещоток, колокольчиков). Если в спектакле «Сказка о царе Салтане» персонажи действительно сочиняют историю, а зрители не принимают прямого участия, то в «Поучительных историях о волшебных превращениях» по сказкам Гауфа зрители уже сами влияют на ход истории, голосуют за «благоприятный» или «неблагоприятный» финал, помогают колдовать.

– Вспоминаю сейчас, что как раз под Новый год мой ребенок ходил на эту выставку с классом.

– Да, безусловно, мы ориентируемся на группы школьников, но всегда очень хотим видеть родителей тоже. Мы принципиально стараемся создавать спектакли, интересные не только детям, но и взрослым. И весь смысл того юмора, что зачастую заложен в наших историях, не всегда бывает до конца понятен детям. Но они мыслят образами, и смеются там же, где, казалось бы, не могут домыслить. В любом случае, даже если мы берем совсем детский материал, то стараемся сделать его объемным, многослойным. Я часто замечала, насколько реакция мам, к примеру, отличается от мужской реакции на происходящее. В той же «Сказке о Царе Салтане» есть момент, когда Салтан, наконец, встречает жену (которую некогда в бочку засмолили, укатили), и родители очень тепло реагируют, переживают. В сказке «Лиса и журавль» есть моменты, когда смеются только дети. Есть – когда только мамы (цапля приходит к журавлю жить с уже готовым чемоданом). Есть — когда только папы («Задумал журавль жениться» – ремарка «с кем не бывает» всегда вызывает улыбку пап).

_Cvj01-riNA «Как журавль к цапле свататься ходил».

– Ваш спектакль «Как журавль к цапле свататься ходил» – лауреат Международного фестиваля в Польше Walizka2009 и международного фестиваля детских театров в Мадриде Teatralia 2010. Восприятие европейской публики отличается от того, как реагируют на ваши творения в России?

– Вы знаете, когда мы были в Польше, то играли без перевода, и зрители смеялись там же, где смешно и нам. А в Мадриде актеры специально выучили испанский. Реагировали бурно, но не могу сказать, что принципиально иначе, чем в России.

– Несмотря на то, что вы верны русской фольклорной  традиции. Это касается не только народной музыки, пения и костюмов, но еще и моментов очень самобытных, европейцам просто чуждых. Цапля, занимающаяся самолечением дома (парит ноги в тазу) – это примерно тот же уровень восприятия, что и в свое время фраза «Все решения я буду принимать сам на том простом основании, что я – мужчина» из получившего Оскар фильма «Москва слезам не верит». Америка была в полном восторге, но фраза еще долго возмущала феминисток.

– Да, было интересно, конечно, что испанцы, очень темпераментные, в чем-то суровые, непохожие на нас, так радовались нашему спектаклю. Вообще, когда в Мадриде комиссия отбирает материал (что будут показывать), то все спектакли выставляют как лоты. Так вот, нас 14 раз выбрали, потому и играли «Журавля и Цаплю» 14 раз. Но я не могу сказать, что всегда следую фольклорной традиции. Посмотрите «Маленького принца», «Папины сказки»…

«Как журавль к цапле свататься ходил». «Как журавль к цапле свататься ходил».

– В основе «Папиных сказок» – сюжет мультфильма «Ежик в тумане»?

– Нет, мы брали и другие истории. И вообще здесь нужно отключиться от Юрия Норштейна. У нас нет пастельных тонов, как у Норштейна, мы работаем с более яркими образами. Детям также важно действие: к нам приходят совсем маленькие ребята, им сложно высидеть долго, им важна активность. Козлов, автор сказок про Ежика и Медвежонка, вообще сложный автор со сложными текстами. Но дети впадают в транс… Во всяком случае ни очень внимательно слушают. Они вроде бы и не должны понимать тексты Козлова, поскольку еще не пережили то, о чем идет речь. Но они его совершенно обожают. Даже моя младшая дочка, ей два года, уже пытается пересказать сказки Козлова теми тремя словами, что знает.

– Говорят, что у каждого художника, режиссера есть одна тема, которую он так или иначе поднимает, проживает во всех своих произведениях. Вот вы лично над чем все время работаете, в какую проблему вживаетесь из раза в раз?

– Театр Кукол – своеобразный театр, поскольку, работая над каждым материалом, ты не только работаешь с данным автором, но и свой внутренний мир интерпретируешь. Когда твои актеры – люди, ты ориентируешься на физические параметры, на их актерские данные, типажи. Тут же другая история. Паззл складывается у тебя внутри, а потом спектакль начинает жить своей отдельной жизнью. Наверное, моя мотивация заключается в формулировании той самой темы, о которой вы говорите. Но ведь если я сейчас скажу, то все потеряет смысл. Произнесенные слова вообще теряют смысл. Я работаю с другими понятиями, живу другим языком. Это образы, символы, музыка, жесты. Поэтому за меня говорят мои спектакли. А потому хотелось бы пригласить читателей на фестиваль «Златая цепь» в рамках проекта «Музей+театр», который будет проходить на площадке музея Ахматовой с 22 по 30 марта во время школьных каникул. Все увидите сами.

)