Участники петербургской художественной группы «Что делать?» убеждены, что ни куратор Каспар Кёниг, ни фонд Манифесты «не готовы ответить на драматическое развитие событий» в Украине и, отказываясь говорить о текущей ситуации в России художественными средствами, «заведомо подвергают их цензуре».

2014_03_17_zloba

Группа «Что делать?» опубликовала заявление, бойкотирующее участие коллектива в биеннале Манифеста-10. Авторы ссылаются на ответ фонда Манифеста и куратора Каспара Кёнига на недавние призывы к отмене биеннале в Петербурге или переносе ее в другое место:

«В этом долгожданном заявлении фонд дал понять, что, несмотря на политическую ситуацию, не собирается ничего отменять или переносить. Кроме того, предположительно отвечая на призывы к радикализации биеннале, куратор Каспар Кёниг вновь подтвердил свою приверженность групповой выставке, которая демонстрировала бы самый широкий спектр художественных подходов, подчеркнув, что его контракт предполагает творческую свободу — в рамках российского законодательства — и что он постарается избежать цензуры.

В то же время, он вновь заявил о своем неприятии “дешевых провокаций”, предупредив, что Манифеста-10 может быть “не по назначению использована политическими игроками в качестве платформы для собственного лицемерного самоутверждения” и выразив надежду, что ему удастся “показать нечто большее, чем просто комментарий к текущей политической ситуации”. Иными словами, искусство выше политики. Своим последним замечанием Каспар Кёниг обесценивает любые попытки говорить о текущей ситуации в России художественными средствами, принижая их до “лицемерного самоутверждения” и “дешевой провокации” и тем самым заведомо подвергая их цензуре.

Из официальной реакции Манифесты мы заключаем, что ни куратор, ни фонд не готовы ответить на драматическое развитие событий, как в день начала военной эскалации они не смогли отменить светское празднование Масленицы. Мы не можем быть заложниками их корпоративной политики, сколь бы та ни казалась благоразумной в других обстоятельствах.

Поэтому мы приняли крайне тяжелое для себя решение отказаться от участия в выставке в Эрмитаже.

К сожалению, Манифеста не готова принять этот вызов. Она могла бы стать позитивным фактором развития публичной сферы в России, продолжай ситуация “мягкого авторитаризма” оставаться прежней. Но в условиях обострения милитаристских настроений и усиления реакции Манифеста демонстрирует, что способна реагировать на это лишь бюрократическим языком призывов к соблюдению законности и порядка — в ситуации, когда любая законность уже полетела ко всем чертям. Поэтому для нас участие в выставочном проекте Манифесты-10 утрачивает свой изначальный смысл.

Иоанна Варша очень верно описывает выбор между вовлеченностью и желанием остаться в стороне. Мы выбираем вовлеченность, но в тех формах действия и производства художественных высказываний, за которые мы готовы отвечать в новой ситуации. Отказываясь от участия в Манифесте-10, мы берем на себя ответственность за то, что в местном контексте нам удастся реализовать такие высказывания, которые будут услышаны как в России, так и за рубежом.

Сейчас мы начинаем работу над новым проектом: выставкой солидарности украинских и русских художников, поэтов, интеллектуалов, деятелей культуры. В этот страшный момент в истории наших обществ мы готовы продемонстрировать наше единство и возможности совместного антивоенного действия, поднявшись над потоком ненависти, лжи, манипуляции и прямого насилия, но не над политикой.

Мы не знаем, как, когда и где этот проект сможет состояться, но уверены, что стремление к его осуществлению — а не обозначение своего присутствия на Манифесте-10 — единственный ответственный путь».