20 марта в Библиотеке книжной графики на Измайловском, 16 открывается новая выставка — «Художники довоенного ДЕТГИЗа». Митя Харшак поговорил с художником Александром Флоренским об одной из самых заметных городский институций последнего времени.

2014_03_20_Florensky o Detgize 4 А. Порет, Т. Глебова "Чьи это игрушки?" 1930 г.

— Вы выставлялись в Библиотеке книжной графики, там прошло много других выставочных проектов. Расскажите, откуда они взялись.

— Как-то постепенно это место проявилось на арт-карте Петербурга. По моему, художников довоенного «ДЕТГИЗа» должен делать музей как минимум уровня Русского музея в огромных залах, заниматься этим должны сорок сотрудников и выдать гигантскую выставку с каталогом. Но там это не приходит никому в голову, а если и приходит, то сдвигается другими, менее интересными проектами. Выглядит это смешно, когда две хрупкие барышни в Библиотеке книжной графики — а словосочетание «выставка в библиотеке» вызывает знакомую ухмылку (этакое сиротство и убожество) — берут да и делают выставку этого самого довоенного «ДЕТГИЗа», разобравшись в вопросе самостоятельно, и не просто набрав репринтов Чарушина и Васнецова, а раздобыв оригиналы Басмановой, Тамби, Лебедева, Тырсы и т.д. в музеях и у наследников. Все это сопряжено с какими-то сложностями, страховками, теперь это все стоит денег. Но все в результате их настойчивости преодолевается.

На примере этой выставки я задумался, а что же это за феномен такой: выставочный зал при библиотеке. Ведь если вдуматься, то их два зала по площади вчетверо больше какой-нибудь приличной галереи типа Navicula Artis. Не каждая галерея имеет такую выставочную площадь. Но эта навязшая в зубах невозможность представить приличную выставку в библиотеке - так уж с советских пор заведено, что это удел сирых и убогих - мешает имиджу. Я слышал пару лет назад, что какие-то там и раньше у них выставки проходили, вроде это были презентации книжек издательства «Вита Нова». Ну и ничего больше я о них не знал.

2014_03_20_Florensky o Detgize 3 Юрий Сырнев. Иллюстрация "На яхте" Ю. Владимиров 1930 год

А в последнее время ситуация изменилась кардинально - за прошедший год в Библиотеке книжной графики прошла выставка печатной студии «Б&Ф» (ваш покорный слуга к ней имеет отношение). Мне неожиданно ужасно понравилось, как работают девушки, как все тактично и точно было развешено, разрулено, взято и возвращено в срок и так далее. Потом у них были выставки Григория Ющенко, Александры Гарт и Александра Вилкина — молодых художников, двое их них достаточно радикальные авторы. Не каждая галерея рискнет с ними работать. Вот персональная выставка Юрия Александрова сейчас в Новом музее идет, а девочки опередили их на полгода. Была у них и персональная выставка Юрия Штапакова. Потом прошла чудесная выставка иллюстраций к стихам Олега Григорьева, ценность которой, опять же, в том, что кураторы добывают оригиналы иллюстраций. И вот с большим трудом были добыты оригиналы Вадима Ивановича Гусева к первой книге Олега Григорьева «Чудаки», ко второй книге «Витамин роста» (рисунки Валерия Дмитрюка из Москвы) и иллюстрации Григория Ясинского к третьей прижизненной книге "Говорящий ворон". Ну и плюс дальнейшие книги Григорьева — там много авторов: Светозар Остров, Владимир Яшке, Ира Васильева, Ольга Флоренская, ваш покорный слуга и многие другие — вплоть до того, что кураторы раздобыли нигде не выставлявшиеся и не публиковавшиеся рисунки самого Олега Григорьева. Была блистательная выставка печатной графики Владимира Яшке из частных собраний, которая шла параллельно с его ретроспективой в Русском музее. Потом прошла выставка «Красного матроса» Михаила Сапего, замечательного маргинального издательства, работающего с художниками.

Я знаю, что в планах у них выставки по размаху вполне музейные. Например, вроде бы готовится выставка Натальи Басмановой, с моей точки зрения, одного из лучших иллюстраторов детской книги. Ее «Дюймовочка» до сих пор мне кажется лучшей детской книгой, которую я видел. При этом я в жизни не видел ни одного оригинала этой художницы — опять хочется спросить Русский музей: а почему? И вот вроде бы сейчас с Мариной Павловной Басмановой ведутся переговоры о выставке ее мамы. Планируется выставка Юрия Васнецова — с Елизаветой Юрьевной Васнецовой они вовсю дружат и работают. Ну и вообще куча каких-то интересных планов.

То есть я хочу сказать, что за последний год в этой странной, если не сказать больше, библиотеке случилось много разных интересных выставок — за что стоит сказать спасибо кураторам Наташе Ергенс и Лене Андреевой (если по старшинству), или Лене Андреевой и Наташе Ергенс (если по алфавиту).

2014_03_20_Florensky o Detgize 2 Юрий Васнецов. Обложка В. Бианки "Болото" 1931 год

— В таком объеме книжной графикой в Санкт-Петербурге никто не занимается. В принципе галереи не очень стремятся на территорию книжной графики, предпочитая более зрелищные, масштабные вещи.

— Это, хочется в пятнадцатый раз сказать, «унылое место» — библиотека, куда уже почти перестают ходить люди, и вот оно на глазах перестает быть таковым. Например, в моей семье, состоящей из четырех человек, трое, кроме меня, читают книжки электронные. Соответственно они не посещают библиотек... Можно предположить, что и в других семьях такие казусы случаются.

— Они в большей степени работают как выставочный зал, как музей, в меньшей степени — как библиотека.

— Ну, там и библиотека хорошая, с хорошей подборкой книг и даже некоторой коллекцией книжной графики. Хотя у выставочного зала и собственно библиотеки несколько разная аудитория, но выставки — это все же некоторый серьезный attraction. Так, посетитель выставки вряд ли попутно заглянет в библиотеку, а вот наоборот—запросто. И мне хочется сказать спасибо неведомому мне начальству, которое это понимает и, судя по всему, поддерживает.

— Принято считать, что Петербург — город с очень большой графической традицией, а Библиотека книжной графики — настоящие культуртрегеры в этом деле.

— Можно было, конечно, просто похвалить открывшуюся выставку, но я заметил, что не все предыдущие выставки были отмечены в прессе, многие остались практически незамеченными, что печально. Хотя я вижу на вернисажах в Библиотеке книжной графики (куда я стал в последнее время ходить все чаще), тех же людей, которые ходят в галереи и музеи, и думается, что это хороший признак. А что касается меня — то лично мне там интересней, чем во многих галереях...