«Художники довоенного ДЕТГИЗа». Библиотека книжной графики, 20 — 31 марта 2014.

Наверное, впервые в Библиотеке книжной графики выставлены абсолютные шедевры, — так без преувеличения можно назвать работы в детской книге художников 1920 — начала 30-х годов. Одна из самых интересных и активных выставочных площадок последнего времени давно шла к подобной выставке, показывая то иллюстрации лучших отечественных графиков к Кафке, то рисунки к стихам Олега Григорьева из архивов поэта и изданий разных лет. Теперь кураторы Наталья Ергенс и Елена Андреева взялись за тему, о которой давно мечтали, и которая оказалось актуальной: одновременно с вернисажем, в эти же дни в «Рабочем и колхознице» в Москве начался фестиваль «Смотри — читай» сразу с несколькими проектами и выставками по истории детской книги.

По отношению к тому, чем заняты библиотеки, — и Библиотека книжной графики в частности, — слово «просвещение» не окончательно утратило свой смысл. Здесь в библиотечном контексте устанавливается совсем другой способ общения с произведениями. Показанное на выставке искусство заслуживает, чтобы к нему подходили с музейными мерками, однако и иная, несколько более домашняя интонация по отношению к таким вещам (заметим, очень дорогим на антикварном рынке) тоже может быть полезна.

2014_03_24_detgiz-03

На стенах и в витринах представлено то, что удалось найти в библиотечных фондах, собрать из частных коллекций и получить у наследников художников. Выставленные книги и рисунки не укладываются строго в хронологические рамки 1924 — 33 годов, но это только к лучшему: отсутствие научной строгости позволило показать весь собранный материал слитно как явление книжной культуры и снова увидеть его свежим взглядом как совершенно уникальную «цивилизацию».

С другой стороны, это настоящая выставка для ценителей и специалистов, способных ранжировать экспонаты и обнаружить среди них подлинные раритеты, — а таких оказывается много. Выклеенный Владимиром Конашевичем макет книжки Маршака «Пожар». Один из литографских листов Николая Лапшина к американскому изданию «Путешествия Марко Поло» 1934 года, вышедшему ограниченным тиражом в полторы тысячи экземпляров. Карандашные оригиналы Юрия Сырнева, несколько гуашей Нины Коган, или два акварельных книжных разворота неизвестного художника, по манере близкие филоновской школе и Татьяне Глебовой.

2014_03_24_detgiz-14

Конечно, главную роль в детской книги в это время играет Владимир Лебедев: только в одном 1925 году вышли четыре совместные с Маршаком книжки — «Цирк», «Мороженое», «Вчера и сегодня», «О глупом мышонке», — и это не считая сделанных им тогда же «Охоты» и «Азбуки»! Под псевдонимом «Ильин» писал брат Маршака, а его книги были проиллюстрированы Николаем Лапшиным. Основным художником для Чуковского стал Владимир Конашевич, зверей чаще рисовали Валентин Курдов и Евгений Чарушин, а морские истории Бориса Житкова — Николай Тырса.

Неизменным фоном этих бодрых цветных книжек сейчас служит невеселая судьба, вскоре ожидавшая их авторов. В 1931 году в сфабрикованном НКВД «Деле детского сектора Госиздата» среди вещественных доказательств упомянуты детские книжки — должно быть, там были «Коля Кочин» Александра Ввведенского с иллюстрациями Юрия Сырнева и «Иван Иваныч Самовар» Даниила Хармса и Веры Ермолаевой. Судя по протоколам допросов двух обэриутов, следователей особенно интересовали Маршак и Евгений Шварц. В 1936 в известной правдинской статье «О художниках-пачкунах» Лебедев и Конашевич получили прозвище «компрачикосов», а годом позже было целиком репрессировано недавно созданное издательство. В лагере погибла Вера Ермолаева, в блокаду — Николай Лапшин, на фронте — Юрий Сырнев... Иллюстрации конца 50 — начала 60-х нарисованы уже совсем другим Лебедевым, изменилась интонация и в работах всеми любимых Юрия Васнецова и Евгения Чарушина.

2014_03_24_detgiz-11

Понятно, что именно детские книжки сохраняются и доходят до потомков хуже всего, даже несмотря на большие тиражи. В середине 1970-х годов выходила репринтная серия, первоначально называвшаяся «Из лучших советских детских книг», а затем просто «Художники — детям», и первыми в ней были как раз лебедевские «Цирк» и «Мороженое». Благодаря тем переизданиям была продлена историческая память, ребенку передавалось совершенно особое ощущение книжной страницы. В 1933 году Лебедев говорил: «Очень важно, чтобы у художника, работающего над детской книгой, была склонность и было умение снова переживать то ощущение интереса, которое он переживал в детстве. Когда я работаю над рисунком для детей, я пытаюсь припомнить свое детское сознание». Так что для многих зрителей на этой выставке были щедро рассыпаны свои крошки «печенья мадлен».