В Михайловском театре впервые станцуют «Тщетную предосторожность» в версии Фредерика Аштона: веселый спектакль о том, как француженка в XVIII веке вышла замуж за парня любимого и безденежного, пренебрегши богатым и нелюбимым, входит в десятку наиболее часто исполняемых на земном шаре балетов. ART1 поговорил с постановщиком, главным хореографом Михайловского театра Михаилом Мессерером.

messerer

Михаил Мессерер на репетиции «Тщетной предосторожности»

Вы живете в Лондоне с 1980 года. Вам случалось встречаться с сэром Фредериком Аштоном лично?

Да, конечно. Я видел его репетиции и лично общался с ним – впервые когда я ставил для Королевской балетной школы «Класс-концерт», и в один вечер с «Класс-концертом» шли одноактные балеты Кеннета Макмиллана и Аштона. Аштон присутствовал на репетициях в школе, потом на сценических репетициях в театре Ковент Гарден, мы разговаривали и я видел, как он работал с артистами. Профессионал высшей пробы – его с полуслова понимали все танцовщики и балерины, и те, что служили в труппе долгие годы, и те, кто только что пришли в театр. Это очень важно – так объяснять, чтобы тебя понимали. На репетициях он был предельно деликатен и никогда не повышал голос; его хореография тоже полна достоинства и интеллигентности.

Почему из всего наследия Аштона вы выбрали именно «Тщетную предосторожность»?

Я бы с удовольствием имел в нашем театре и другие его балеты. А в данном случае мне кажется, что для нашего небольшого театра очень важны камерные балеты классиков. « Тщетная предосторожность» и «Коппелия», например – они подходят как нельзя лучше. Кроме того, нашелся телевизионный фильм, съемка 1965 года, где зафиксирована «Тщетная предосторожность» именно такой, какой она была при Аштоне – без позднейших изменений, внесенных репетиторами и артистами. Увидев его, я сразу понял, что это то, что мы должны делать – аутентичный Аштон . Важно и то, что спектакль предельно музыкальный. Он веселый, годится для взрослых и для детей, и в нем есть роли как раз для наших артистов. И наша замдиректора Татьяна Архипова сумела организовать финансирование для постановки: без Архиповой проект не состоялся бы.

la_fille_rehearsal_11

Репетиция «Тщетной предосторожности»

О «Тщетной предосторожности» принято говорить как о «самом старом балете в мире» - из тех, что сохранились. Но 1 июля 1789 года в Бордо была премьера «Тщетной» в постановке Жана Доберваля, а не Аштона. Что в спектакле английского классика ХХ века осталось от француза из века XVIII, если что-нибудь осталось?

Буквально сказать невозможно. Есть некий эпизод, который якобы танцевала Фанни Эльслер – «Эльслер па де де», но насколько это аутентично – мне сказать тяжело. Конечно, остался дух постановки. Это представление Аштона о балете Доберваля – и он пользовался информацией, полученной от русских артистов, танцевавших этот спектакль в конце XIX века. Русских эмигрантов, с которыми Аштон много работал и у которых очень многое почерпнул.

Как вам кажется, что самое сложное в хореографии Аштона для артистов?

Проникновение в стиль. Там довольно простые движения, нет каких-либо трюков в плохом смысле слова, и достоинство исполнения заключается в том, чтобы качественно и академично станцевать казалось бы несложные движения. На самом деле, это безумно трудно. Артисты обязаны вести себя на сцене в рамках стиля Аштона. Они должны блеснуть мелкой техникой, мягким деми плие, идеальной выворотностью.

la_fille_rehearsal_14

Репетиция «Тщетной предосторожности»

Как вы думаете, английский юмор в хореографии отличается от русского?

Да, отличается. Роль вдовы Симоны построена на традиционной британской пантомиме, в которой женскую роль исполняют мужчины . Хотя мы знаем, что это было и у Доберваля, и у Александра Горского, ставившего «Тщетную предосторожность» в Москве, но типично английская пантомима получила логическое развитие у Аштона (англичане дорожат своими традициями, и традицией пантомимы в частности). Этому близок и блестящий аштоновский танец вдовы Симоны в сабо. Кроме того, через весь балет проходит некоторая явная эротичность - просматривается и в роли Симоны, и в роли главных персонажей – юноши и девушки, и даже в роли неудачливого жениха. С одной стороны он недостаточно романтичен, а с другой – безумно трогателен, и в него тоже иногда сложно не влюбиться.

Кто из артистов будет танцевать премьеру?

Мы назначаем составы только после того, как пройдут несколько репетиций в костюмах, так что сейчас я не могу ответить на этот вопрос. Скорее всего в премьерном блоке будут танцевать Иван Васильев, Виктор Лебедев и Иван Зайцев, роль Лизы исполнят Анжелина Воронцова, Оксана Бондарева и Анастасия Соболева. Это только премьерный блок – а в мае будут и другие исполнители: в частности, Анна Кулигина и Леонид Сарафанов.

А кто будет отвечать за то, чтобы музыка Луи Герольда в обработке Джона Ланчбери звучала по-английски?

У нас замечательный дирижер из Британии – Филип Эллис. Кстати, в работе над спектаклем принимает участие еще один англичанин - роль Вдовы на премьере исполнит Майкл О’Хэйр - он также помогает мне в постановке спектакля как педагог-репетитор. Надеюсь, что одним из спектаклей продирижирует наш новый дирижер Мариус Стравинский (внук Игоря Стравинского). Музыка у нас, полагаю, будет на высоком уровне. Наш оркестр с энтузиазмом готовит этот балет.

Михайловский театр, 27 марта, 19.00